?

Log in

No account? Create an account
Red with green eyes

falcrum


Falcrum - изба-читальня

Отзывы о прочтённых мной книгах, дневники личных путешествий и размышлизмы


Previous Entry Share Next Entry
«В бой идут...», Сергей Волчок
Red with green eyes
falcrum
ЛитРПГ, где главные герои - пенсионеры из богадельни...

«- Ты, похоже, давно трудовую живьем не рассматривал, соскучился по родимой. - забраковал вариант грубый Индиго. - Забыл, что у нас прямое и недвусмысленное распоряжение: Рукожопа к контингенту не допускать, из поселка не выпускать, пусть здесь хоть говно пинает, лишь бы под приглядом был. Тебе еще один скандал нужен? Забыл, как мы здесь все у этой стеночки коленками маракасы изображали? Я Шефа таким вообще никогда не видел, директор наш данжевый - и тот, по-моему, чуть в штаны не напрудил, хотя ему, казалось бы, чего пугаться. Из какой только дырки этот рукожоп только того медведя выковырял! Ну его нафиг, пусть здесь свои три дня оставшихся досиживает. Я лучше сам группу отведу.»

Хорошо:

«Это сырье, что наши нубы тащат, копейки стоит. Я вообще, как только ники их увидел, сразу понял: это или просочившийся маразм, или панки на пенсии - а они, сцуко, самые опасные. Что, деды, ноу-ноу-фьюче? Курт жив, рок-н-ролл мертв? Интересно, вы сами додумались или подсказал кто?»

Не сказка, однако:

«- Так это... Первая степень идентичности на локации. Хотя сегодня он всяко перегнул, это как минимум вторая, а то и третья. А по щам... Ничего вы им не сделаете. У меня самого семья не из последних, но когда меня сюда отправили, мне сразу сказали - не залупаться. Они нас размажут и не заметят, а уж вас-то...
- Погоди, а что за первая ступень идентичности?
- Ну это... В игре же типа Средневековье. Ну вот владельцы всяких замков и локаций из богатых чуваков и вводят для тех, кто на них по договору работает, условие - мол, мы ролеплейщики и отыгрываем средневековые отношения черни с бароном или там графом. На первой ступени ничего особого не требуют, ну там типа - барин мимо едет, надо шапку снимать и кланяться, говорить почтительно, не возражать, не сраться и все такое. Чем выше уровень идентичности - тем хлеще тебя нагнуть могут, но и ставка по договору больше. И народ вербуется - а чо, в реале-то сами знаете какая безработица. А этим, типа олигархам, все в кайф. В реале-то на них сразу бы наехали - ну там, права человека, политкорректность, все дела. А здесь что - это же типа игра, не хочешь, не играй. Вот они душу и отводят, в игру бабло вливают, это же теперь самая модная фишка: меряться, у кого замок круче и княжество сильнее.
- Понятно. А это, значит, наш молодой граф проезжал? - спросила Семеновна.
- Герцог - поправил Андрей.
- А он еще про нормы говорил - напомнил я. - Это что, они еще на пенсионерах зарабатывают здесь, что ли?
- Ну вы даете! - хмыкнул Андрей. - Я не скажу, что миллионы заколачивают, но уж точно не в убыток себе этот проект ведут. Пенсионерам что - они же на игру подсаживаются как на наркотик, они бы и бесплатно здесь фармили, а тут им еще и денег платят. Конечно, когда у этого мудака закидоны начинаются, всякое бывает, но, по-моему, пока еще никто из контингента добровольно не ушел. Вам вот небось тоже уже уходить не хочется?
- Ты прав, - ответил я, думая о своем. - Уходить не хочется.»


Отсылки в наличии:

«Лейтенант Чатланин улыбнулся:
- А вот сейчас не угадали. Мне в реале сорок девять, так что поколенческая солидарность не играет. А ник... Батя-покойник у меня этот фильм очень любил, и часто "Кин-дза-дзу" пересматривал. Это, говорит, не фильм, а предсказание нам было. Про нас всех, говорит, про советских людей, которые однажды из дома за хлебушком вышли, и вместо прекрасного далека угодили в мир, где человек человеку - волк, и все друг друга кидают и продают. А дальше уж - кому как повезло. Оглянуться не успели - кто-то уже в малиновых штанах или пиджаках, но большинство - как те инженер со студентом, в полном говне. И ты, говорит, сынок, конечно сам смотри, как жить, просто имей в виду, что в любом мире мудак - он и в малиновых штанах мудак, а добро, тобою сделанное, всегда к тебе и вернется, пусть и не сразу.»


Экий перечень:

«Знаете, я ведь с детства играю, и когда школотой был, оно время сильно ЛитРПГ увлекался. Это книжный жанр такой, если не знаете. Была такая недолгая мода на книжки про игры будущего: Рус, Маханенко, Михайлов, Васильев, "лунные скульпторы" всякие... Кумиры для нас были, да. Что там про игрушки тогда только не написали, а до одной простой мысли так никто и не допер. Как только степень реальности игрушки хотя бы условно приблизится к реальной жизни - игрушки мгновенно закончатся. От слова совсем. Вот как получилось.
Первое, что исчезло - это относительная свобода доступа. Потому что если бы в "Альт" можно было бы попасть так же легко, как в онлайновые игрушки моего детства, это обернулось бы глобальной катастрофой. Одного ощущения себя молодым и здоровым хватило бы, чтобы сюда ломанулись, сшибая по пути асфальтовые катки, миллионы людей. Подумайте сами - ну кто по доброй воле согласится жить в мире, загаженном отходами, дышать выхлопными газами, ютиться в тесных ипотечных коморках, часами стоять в пробках или давиться в общественном транспорте, если рядом, рукой подать, есть альтернатива? Если есть мир с зеленой травой, чистой водой, мир, где ты здоров, силен, и тебя еще постоянно развлекают. Да ну нафиг! И не надо трындеть про "настоящий" и "ненастоящий" мир. Жизнь - это то, что мы ощущаем. Задрот, который в начале XXI века отлипал от компа только для того, чтобы поесть, поссать и поспать - разве он жил в реальном мире? Для него жизнью была игра. Что уж говорить про нынешних, которые играют с полным погружением.»


Несмотря на всю сырость, попытка показать, чего сто́ит жизненный опыт против быстроты мышления и скорости реакции, пожалуй, зачтена - так что на продолжение, наверно, гляну...


  • 1
Впитывая это самое солнышко каждой клеточкой своего закабаневшего в последние годы тела, я, отработав, забрал детей из школы и теперь едва ли не пинками гнал их по арбатским переулкам – чтобы успеть загрузиться в электричку до «часа пик». Детей у нас с женой двое – девочка и еще одна девочка. Две девочки. Двойняшки по имени Пулька и Булька. По крайней мере, именно так мы их зовем еще с внутриутробного периода, как только УЗИ объявило о том, что у нас будут близнецы. Гетерозиготные. В смысле – разнояйцевые. Тьфу! Непохожие друг на друга, короче говоря.

Очень вредные гетерозиготные близнецы, надо сказать. Эти десятилетние барышни постоянно мне пакостят и срывают все мои планы. Вот и сейчас – Булька разнылась, что хочет пить и требовала зайти в магазин и купить ей водички. Она нудела и нудела как больной зуб, пока я не посмотрел на часы, не чертыхнулся и не сказал:

- Ладно, на минуту заскочим, но только если очереди не будет.

Эта моя слабохарактерность и спасла нам жизнь.

  • 1