January 24th, 2011

Red with green eyes

«Шаг к удаче», Вера Ковальчук

С этим автором запутаться в псевдонимах - проще простого. Но пишет хорошо, да. Продолжение детско-подросткового цикла «Гибельный дар» удалось на славу, вот только обрывать книгу на самом интересном месте некузяво. Что ж, будем ждать продолжения.
Violet smoker

Только мне кажется, что гламурный филиал ада вот-вот построят на Земле?

Всем нам хорошо известны анекдоты про блондинок, и жизненные наблюдения оные приколы частенько подтверждают. А "светлоголовые" собрались в кучку и решили кошмар претворить в жизнь: «По заказу литовской компании "Olialia group" известный архитектор Литвы Валерий Старковский закончил проектирование роскошного курорта блондинок, открытие которого намечено на 2015 год.» Когда я прочитал о том, что «вся инфраструктура острова будет соответствовать духу и мировоззрению блондинок» - мне натурально стало страшно...

Утешаю себя лишь тем, что среди блондинок попадаются и вот такие:

«Два математика в ресторане поспорили, насколько хорошо знают математику большинство людей. Один (пессимист) утверждал, что большинство ее вообще не знает, а другой (оптимист) – что хоть и не много, но знают.
Когда пессимист отошел в туалет, оптимист подозвал симпатичную официантку-блондинку и говорит:
– Когда мой коллега вернется, я задам вам вопрос. Суть не важна. Все, что вы должны сделать – это сказать «Треть икс куб».
– Как-как? Третий скуп? – переспрашивает официантка?
– Да нет, Треть Икс Куб, Понятно?
– А-а! Третик скуп? – повторяет официантка.
– Да, да. Это все о чем я вас прошу.
Официантка уходит твердя про себя как заклинание фразу «Третик скуп».
Тут возвращается пессимист. Оптимист говорит – давай спросим у нашей официантки чему равен какой-нибудь простенький интеграл. Пессимист, со смехом соглашается. Оптимист вызывает официантку и спрашивает:
– Извините, вы не помните чему равен интеграл от x^2 по dх?
– Треть икс куб... – отвечает официантка.
Пессимист сильно удивлен, оптимист весело смеется. Официантка отходит на несколько шагов, и обернувшись через плечо добавляет:
-... Плюс константа.»
Red with green eyes

«Неправильное привидение», Николай Воронков

Обычный обалдуй с бодунища попал под машину. И умер. Только вот где-то в другом мире ведьме понадобился... демон. Ну, и получила она в результате не совсем то, что хотела: ненормального призрака.

Герой не блещет ни умом, ни воспитанием:

«- И что тебе надо, взывающий к мертвым?
Меня подобные слова покоробили.
- Я не собака, чтобы "взвывать"! Пришел нормальный пацан, надо дела перетереть. Давай уж дальше без оскорблений.
Теперь обиделась старуха.
- Ты где ж таких слов нахватался, ирод? Беспокоишь почем зря, да и разговоры ведешь, как последний ошлепок!
Досчитав до десяти, потом обратно до единицы, попытался вспомнить, что о подобных переговорах писали в сказках.
- Извини, бабушка, нервничаю я.»


Но какие-то мозги таки имеет:

«Если фантазировать в таком духе, то заводку машины на морозе тоже можно расписать в особо сложный ритуал. А что, - развеселился я - взять артефакт "машина", потом добавить в нужное место артефакт "бензин", изготовленный по особой технологии, вставить главный артефакт "ключ зажигания", сказать заклинание "заводись, же, зараза", потом повернуть ключ, и, возможно, свершится чудо - гора железа поедет, и может даже очень быстро!»

В принципе, неплохой автор стёб явно "недожал", отчего временами начинает казаться, что изучаешь третьеразрядную "приключалку" с персонажами-даунами. Но встретишь в тексте вот такое - и сразу серьёзность улетучивается:

«Когда эта непонятная троица скрылась в таверне, мужик, которого они попинали, наконец смог сесть. Лицо, еще недавно довольное и веселое, теперь было в крови и дерьме. А полный недоумения взгляд как бы спрашивал - а что это было?!
Примерно так же подумал и я. Повернулся к возничему, и тот, поняв невысказанный вопрос, коротко ответил:
- Орден защитниц чистоты мыслей и словесности.
У меня невольно отвисла челюсть.
- Так они же сами ругаются как...
- И что? Они же взялись бороться с матом и плохими мыслями у других, не у себя. Жене нашего герцога, очень возвышенной душе, как-то пришло в голову, что народ говорит плохими словами, речь его груба. Вот и решила навести порядок. Кинула клич, собрала таких вот... гм... обеспокоенных... гм... женщин. Утвердили устав, заручились всемерной поддержкой герцога. Ну и понеслось. По слухам, в столице они школы открывают, детей учат. А на местах... ну ты сам видел. А поскольку что считать плохими мыслями и словами определяют они сами, под настроение, то никогда не знаешь, чем разговор закончится. Могут и над матершинным анекдотом посмеяться, а могут прицепиться к любой мелочи, и чем это все закончится, одни боги знают.»


Всё же от данного писателя ожидалось большего. Слегка, но разочарован.