January 7th, 2011

Red with green eyes

«Чудовы луга», Анастасия Воскресенская, Ярослава Кузнецова

Провинциальной лекарке приносят жестоко избитого юношу. Королевские войска идут вычищать разбойничье гнездо, возникшее на месте, где когда-то крестьяне убили лорда-душегуба. События сплетаются в причудливый клубок вокруг Чудовых лугов...

Порекомендовала мне автора Ольга Онойко - и спасибо ей за это большое. Книга написана отличным языком, а герои, все как на подбор, не окрашены в чёрно-белые цвета, а весьма неоднозначны. И живые, да. Плюс имеется некоторая доля мистики:

«Бывает так, что некоторые люди видят невидимое, слышат неслышимое, и делают невозможное. Бывает, человек поднимает тяжесть втрое большую своего веса, а потом не может сдвинуть ее ни на дюйм. Бывает, забирается на высоченное дерево или скалу, а потом не знает, как оттуда слезть. Бывает, посуда, ни с того ни с сего, падает на пол и разбивается, сами отворяются двери, вспыхивает или гаснет огонь, находятся и пропадают вещи. Люди пугаются этих явлений, приписывая их чуди из болота, дролям из холмов, марам из Полночи или чертям из-за печки. Не отказывая марам и чуди, Ласточка знала, что треть, если не половина этих явлений - дело рук самих людей. Или не рук, а помыслов, желаний и намерений, причем часто неосознанных. Некоторые люди способны задевать тайные нити, пронизывающие мир. Кто-то научен ими играть, но большинство - нет, большинство знать не знает ни про какие нити. И - дрожит и рвется паутинка, падают чашки со стола, загораются занавески, хлопает вьюшка в безветренный день.
Не отказывая марам и чуди, люди кивают на колдунов.
На злокозненных и продавшихся дъяволу. На насылающих мор, голод и град. На вынимающих следы и отрезающих пальцы у повешенных. На одиноких женщин и стариков, на чудаковатых, пришлых, нелюдимых или просто немного не таких. Не оправдаешься и не отмоешься, тем более, если есть очевидцы.
Потеешь инеем, а склянки сами прыгают с полок? Значит, прошлогоднее наводнение на твоей совести, и пожар в торговых рядах, и что корова не доится и что тетка Мина из Белобрюхи окосела на левый глаз.
Не надо пугать добрых людей, они этого не прощают.»


Очень хорошо, надо будет при случае зачитать что-нибудь ещё. Только есть два вопроса:
1) «Золотая свирель» и «Химеры» - это тот же мир. А хронология какая?
2) Ярослава Кузнецова - это вроде реальное имя?
Violet smoker

Детства моего чистые глазёнки

Как мы были маленькими, мы учили стихи. Стишки, точнее. А потом нас ставили на табуретку и внимательно слушали. Кое-что осталось в памяти и поныне. К примеру, уж не помню по какому поводу, я гордо излагал два четверостишия:

«Как-то помню, раз в году,
Я помыл сковороду -
А потом четыре дня
Не могли отмыть меня.»


И:

«В кухне веник я нашёл
И квартиру всю подмёл,
И осталось от него
Две соломинки всего.»


Ну, и из яслей было принесено чеканное:

«Как дам по башке -
Так уедешь на горшке!»


А вы что помните?
Violet smoker

День начáлся очень грустно или Хорошо с друзьями, значит, плохо без…

Что положено устраивать перед свадьбой? Правильно, мальчишник - в том или ином виде. Я со своим двоюродным братом (он же - свидетель на будущем торжестве) решил выехать на озеро Великие Швакшты (это совсем рядом с Нарочью), где наш камрад пребывал в виде воспитателя пионЭров (© Фаина Раевская - да-да, те самые, которых и хочется только в жопу послать), стоявших палаточным лагерем на берегу сего живописнейшего водоёма. Цель вояжа была обозначена как "попить водки, слиться с природой и найти приключений". И мы их нашли. В избытке.

Добравшись до локации и сбросив шмотки, необходимо было приступать к бурному веселью в виде пития. Посему мы выдвинулись в цивилизованные места - на берег Нарочи, где в местном баре и предались неуёмным возлияниям. Тут надо сделать маленькую ремарку: из четырёх человек на свадебном фото (молодожёны и свидетели) самые короткие волосы в ту пору были у меня-жениха. Короткие - это чуть ниже лопаток. Подобные хаера, как выяснилось, действовали на аборигенов чисто как красная тряпка на быка. И в сей памятный день нам влетело (по-другому не назову: уж больно неравными оказывались силы всякий раз) трижды.

Для начала произошли разборки в питейном заведении с местным бомондом. Отпинанные, но не сдавшиеся, мы двинулись в район постоянной дислокации, но были перехвачены по пути служителями закона. Которые изрядно прошлись по нам демократизаторами. А уже вечером, когда стемнело, к лагерю на грузовике подкатили местные: поискать бухла да поШШупать баб. И снова случился мордобой, причём вышеупомянутого камрада нам удалось спасти в буквальном смысле этого слова - озверевшие автохтоны пытались переехать полубесчувственное тело своим "ЗиЛ"ом, и нам в последний момент посчастливилось выдернуть товарища из-под колёс...

... Уже ночью, сидя возле костра и попивая чаёк, я впервые услышал две песни, запомненные мной с первого раза и навсегда. Аккорды, правда, я подбирал потом сам - но разве ж в них дело? Вот они:



И:



Лчино я считаю, что за знакомство с оными творениями плата была вполне соразмерной. С той поры прошло (страшно сказать!) почти двадцать лет - а сии нехитрые (вроде бы) песенки я до сих пор, расчувствовавшись, тренькаю на гитаре. Память, однако...

PS: Что самое интересное, несмотря на, мягко говоря, неспокойный отдых, видимых повреждений на нас с братом видно не было. И на фото-видео мы смотрелись как новые. Лично мне, правда, крепко отбили рёбра, которые потом изрядно болели. Недолго, впрочем. Отправивишись с уже женой во время медового месяца в водный поход по Нёману, я изрядно потребил спирта, поспал под ёлочкой, и боль чудесным образом ушла. Впрочем, это уже совсем другая история...