January 5th, 2011

Red with green eyes

Дилогия «Охота на невесту», Михаил Михеев, Юлия Сеткова

Владетельный граф, боевой маг высшего ранга и седьмой паладин ордена Неприкасаемых, решил жениться. Род продолжить. К выбору спутницы жизни умудрённый опытом (но бодренький телом - колдуны стареют ме-едленно) и не страдающимй сословными предрассудками герой подошёл основательно и прагматично, послав по своим деревенькам искать вот такое:
«- девица 18-23 весен (пометочка острой палочкой о соответствии - чирк)
- ликом благородна, по происхождению крестьянка (чирк)
- станом крепка
- ликом светла (чирк-чирк)
- целомудренна - освидетельствовано магом третьего ранга (чирк)
- зубы белые, крепкие, в достаточном возрастной норме количестве (чирк!)
- явилась чисто вымытой, не изукрашенной, без следов приворота - освидетельствовано магом третьего ранга (чирк-чирк-чирк)
- наделена даром естественного (наследственного) происхождения»
.
И как-то не предполагалось, что "осчастливенная" девица вместо подготовки к свадьбе пустится в бега...

Отличный писатель на сей раз решил взять соавторшу, и это заметно. Во всяком разе, похождения парочки весьма напоминают о творчестве Ольги Громыко, а отдельные куски как будто взяты целиком. Вот, к примеру:

«Ну, баб, конечно, перепортят, без этого солдату никак, но все это зло неизбежное, можно сказать, привычное, особенно для того, кто тихо подхихикивает, зная, что свою жену успел спрятать, а вот соседскую пьяная солдатня только что толпой разложила на сеновале. И пересидеть можно, и самое ценное спрятать успеть, особенно если заранее обеспокоиться. Ну, даст потом муж в глаз жене, за то что позволила... Как-то забывая при этом, что не защитил, не уберег. Ну, забегают потом по городу дети с нетипичным для этих мест разрезом глаз или цветом волос, и будут их мужики тихо ненавидеть, потому что это будет напоминать им об их позоре и о том, что они сами оказались слабы и трусливы, и как бы не били себя пяткой в грудь в трактире, по пьяни рассказывая о своих подвигах, все равно будут они знать, что не защитили, не сберегли...»

А вот «Год Крысы. Видунья»:

«Все предыдущие напасти показались девочке милыми шуточками Богини. Рыска боялась и ненавидела обоих своих отцов. И того, который ворвался в веску под вражеским знаменем, ударом кулака свалил на землю первую встречную женщину, наскоро ею овладел и кинулся грабить дома. И того, который так и не смог простить этого черноволосой, в мать, девочке с "жабьими" саврянскими глазами. Когда через восемь лет в доме наконец-то появился второй ребенок, жизнь Рыски стала совсем невыносимой. Отец каждым взглядом, каждым жестом показывал: "Ты здесь чужая. Если б тебя не было, у нас была бы нормальная счастливая семья. А так - напоминаешь и напоминаешь о том позоре".
"А где ты тогда был? В сарае прятался?" - однажды запальчиво выкрикнула девочка, и озверевший отец отлупил ее так, что Рыска чуть не померла, две недели на печи провалялась. Мать даже не попыталась защитить дочку, подхватила на руки младенца и выскочила из избы, чтобы крики его не разбудили.
На том Рыскина семья и кончилась. С отцом она больше не разговаривала, ластиться к матери перестала, хотя раньше все надеялась, что сумеет заслужить ее любовь.
- В папашу пошла, дрянь эдакая, - ругался отец, чувствуя вину перед девочкой, но не желая признаваться в этом даже самому себе. Проще наорать и ударить. - Поганая саврянская кровь, пригрел крысенка под своей крышей...
Рыска упрямо молчала и старалась держаться подальше от дома.»


Но, в целом, двухтомник порадовал: сохранены все "фирменные" фишки. К примеру, отсылки - ну, как не вспомнить великолепное «Укрощение строптивого» с Адриано Челентано и Орнеллой Мути?

«- Дура, дура, дура, - злобно повторял он час спустя, когда, стоя в лесу, у крыльца своей тайной, никому, даже ближнему кругу неизвестной избушки, колол дрова. Старое средство для снятия стресса, куда лучшее, чем метать во все стороны молнии - и для людей не опасно, и польза налицо. Когда он, утерев с лица пот, наконец остановился, груда поленьев была уже выше его роста.
Аккуратно прислонив неподъемный колун к стене избы, Корбин сел на ступеньку и задумался. Боги, ну почему ему так не везет?»


Главный мужской персонаж вполне продолжает галерею циничных прагматиков. Вот действия после захвата солидной партии рабов - никаких розовых соплей:

«Детей же Корбин планировал или отправлять с родителями, или же тех, у кого родителей в пределах барака не наблюдалось, помещать в специальную, только еще планируемую к организации учебную роту. Там Корбин собирался с детства готовить из них воинов, преданных лично ему и не знающих иного ремесла, кроме войны. Лет через десять, совсем немного по меркам мага, они должны были или стать солдатами, или умереть, не выдержав нагрузок.»

И со здравым смыслом всё по-прежнему в порядке:

«Епископ же аскетом не был, для того, чтобы это понять, достаточно было посмотреть на его выпирающее брюшко, которое не могла скрыть никакая ряса. Впрочем, чревоугодие особым грехом не считалось, так что епископ комплексами по этому поводу не страдал и даже ехидно посмеивался над некоторыми собратьями, явно метившими в святые. Наивные, до них никак не могло дойти, что для святости мало одной лишь фанатичной веры - нужны еще ум и способности.»

Вторая книга не завершена, так что ждём продолжения. Да и до развязки, судя по объёмам, минимум тома ещё не хватает. Рекомендую к прочтению.