November 28th, 2010

Violet smoker

Православная пропаганда нацизма из первых уст

«В каком-то смысле мы - Церковь Кирилла и Мефодия. Они вышли из просвещенного греко-римского мира и пошли с проповедью славянам. А кто такие были славяне? Это варвары, люди, говорящие на непонятном языке, это люди второго сорта, это почти звери.»
(с) Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

Ничего не напоминает? Нет?

«Славяне, будучи этническими ублюдками, не способны воспринять и нести великое наследие Арийской расы, и вообще славяне не годятся для того, чтобы быть носителями культуры. Они не творческий народ, это стадные животные, а не личности, совершенно не приспособленные для умственной деятельности.»
(с) Пауль Йозеф Геббельс

Ну, что, тупое стадо паства, - вам доходчиво объяснили, кем вас считают?

Интервью на Ютьюбе - чтобы не казалось фейком...
Red with green eyes

«Пятая книга», Андрей Величко

Пятая часть «Кавказского принца», вполне себе, немного поцитирую. О терминологии:

«Думаю, многим приходилось читать или слышать фразы типа "кредитные дефолтные свопы часто используются для хеджирования деривативных рисков" или что-то вроде этого. Причем взявшие на себя труд подумать о смысле подобных откровений вполне могут прийти к выводу, что это есть маскировка того простого факта, что кому-то хочется обуть лоха. Ибо для передачи информации обычно используются общеупотребительные слова, даже там, где речь идет о специфических вещах. Например, в физике полупроводников весьма сложное образование, характеризуемое отсутствием электрона на его месте в решетке, называется дыркой. И ничего, престиж науки не страдает: А сколько заумных синонимов придумано финансистами для слов "отъем денег", "воровство" или "грабеж"? Или почитайте, например, обзорные материалы по квантовой физике. А потом сравните с таковыми же по сравнительной астрологии, исторической антропологии или вирулентной алхимии! То есть для себя уже давно сделал вывод: если в тексте избыток специфичных терминов, без которых прекрасно можно обойтись, то это исключительно для запудривания мозгов.»

О писателях (кстати, по непонятной причине отдельно пнут Чесноченко-Лукьяненко):

«- Видал? - пожаловался он мне. - Прямо хоть из нашего мира тащи мастеров описывать, как верхняя половина героя мочит врагов, а нижняя в это время трахает все остальное, что шевелится.»

О демократии:

«- А, - махнул рукой я, - это я маленько расширил ему общеобразовательный уровень. Какая-то у него действительно была на эту тему неясность, ну я и начал, так сказать, с истоков. Не с Афин, понятно, хрен их знает, этих допотопных демократических рабовладельцев, как у них там все в действительности было, а с основоположника демократии в современном нам понимании. Ибо что сказал по этому поводу человек, стоявший у ее колыбели, портрет которого каждый культурный человек в том мире видел по нескольку раз на дню, то есть Бенджамен Франклин? Он так прямо и заявил, что демократия - это правила поведения, о которых договорились между собой хорошо вооруженные джентльмены. Ну, а дальше я из этой посылки вывел логическое продолжение насчет прав личности. То есть если из договаривающихся вооруженный джентльмен только один, а второй - безоружная личность, то ее права есть та линия поведения, которая позволит ей не разозлить джентльмена.»

В целом, серия завершена, но автор грозится сиквелами-вбоквелами. Что ж, поглядим...