November 8th, 2010

Violet smoker

Африканские заметки - 9

Вчера удалось остановить юного самоубийцу, пытавшегося пальцАми потыкать в тридакну. Бодрый паренёк, по итогу, оказался финном. Перекинулся парой слов с его родственниками - они были дико поражены, когда я назвал их страну "Суоми": улыбки были шире ушей. Ну, не говорить же им, что самоназвание их страны я запомнил по песне времён Финской войны "Принимай нас, Суоми-красавица"?

С удивлением узнал, что мы называем арабскими не совсем арабские цифры. Вот как на самом деле оно выглядит от 1 до 9: ١٢٣٤٥٦٧٨٩.

"Формулу" пришлось смотреть (ну, не переться же было куда-то в спортбар, а так - прямо в номере) по швейцарскому RTL с немецкоговорящими комментаторами. Интересно они своего сапожника величают: "Чумаха"...

Поздно вечером в море рассекал кораблик с целой батареей освещения. Издали это смотрелось чисто как плавающий налобный фонарик с кучей белых светодиодов - кр-расота!
Red with green eyes

Дилогия «Игра на выживание», Илья Бриз

В современной России минигруппа добровольцев-энтузиастов случайно делает потрясающее открытие: крайне трудноповторимо удаётся установить информационную связь с параллельной Землёй. Там сейчас 1937-й год, но время в соседней реальности идёт в четыре раза быстрее. Что ж, раз так - накачаем-ка "близнецов" технологиями и информацией, а потом, когда они "выйдут вперёд" - долг платежом красен. К тому же, можно перекинуть одно-два сознания - увы, больше никак. И в режиме реального времени сдавать все планы супостатов. Повоюем?

Засылка модных журналов с нижним дамским бельём порадовала. Как и дефиниция религии: «церковь - это коммерческая организация между паствой и богом». Кто "попаданцев" за линию фронта отпустит - решительно непонятно, но автор ссылается на общий тренд.

В целом, курс берётся на что-то, весьма напоминающее построения Хайнлайна в «Звёздной пехоте» - эдакое осознанное гражданство. А КПСС - разогнать, да. И вместо гонки вооружений - все силы на космос. Н-ну, забавно, не без того. Не шедевр, но зачитать вполне можно. У писателя аж герои удивляются: уж больно всё гладко!