October 28th, 2010

Violet smoker

Удивительное - рядом, и нам оно, увы, уже не запрещено...

Наши "кандидаты в доктора" (аккурат в том смысле, который вложил Высоцкий в этот термин в песне про Канатчикову дачу - потому, что оных особей, окопавшихся в Академии Наук, правильнее именовать "шарлатанами") успешно освоили бюджетные средства на гадание по руке: «Белорусские ученые с помощью узоров на коже ладоней и стоп человека научились исследовать его психологические качества». Теперь-то мы узнаем всю Правду о Линиях Жизни и Бугорках Венеры! Правда, отчего-то оные исследования скромно именуются «дерматоглификой» - но мы будем бороться за возвращение сей точнейшей отрасли знания исконного наименования «херо...» «хиромантия»!

Считаю, надо срочно создавать параллельное направление по френологии (вот, у меня тут - фыфечка!), а то и замахнуться на, страшно вымолвить, карты Таро! И, натурально, немедля взять связанный кредит у китайских товарищей на внедрёж феншуя. Ведь это - Истинная Мудрость Предков!
Red with green eyes

«Стёртые буквы», Елена Первушина

Это книга о Ксанте, жрице черепашки-Гесихии (богини Тишины) - и перед нами почти вся её жизнь, от юности до старости. Служение, быт, любимый мужчина, ребёнок, много-много помощи людям и странствий по свету. И, да - чуть-чуть чудес...

Года четыре назад читал у автора «Королей побеждённых», недурную вещь, но только что законченная книга мне понравилась больше - где-то рядом с восторгом. Писательница легко и непринуждённо создала вкусный мир, не ограничившись описанием одного-двух народов - нет, их куда больше и все живые и интересные. В итоге вышло эдакое фантастическое жизнеописание с лёгким налётом мистики и небольшой долей детектива. Очень хорош язык, любопытные персонажи, куча отсылок на не всегда очевидные первоисточники, и всё пронизано добротой героини, особенно заметной на фоне окружающего типа-средневековья. Слегка поцитирую:

«- Женщинам лучше угождать сразу, не тратя сил на борьбу, - сказал он со смешком. - Все равно нам рано или поздно придется признать их правоту. Боги устроили так, что мы сгораем раньше них, и когда мы, немощные старики, в одно прекрасное утро обнаруживаем, что не в силах подняться с постели без посторонней помощи, тут-то они, не смущаясь, берут все дела в свои руки отныне и на веки вечные. Так что пресловутая мужская власть - это вопрос времени. Вот я всю жизнь старался не спорить с женщинами, и, как видишь, юный друг мой, свеж и полон сил. Поступай по-моему, и также без лишних тревог доживешь до моих лет. Впрочем ты, кажется, сам все правильно сообразил.»

«Керви как раз заглянул проведать Ксанту, а потому невольно оказался свидетелем безобразной сцены. Ксанта вышла из себя, надавала сыну пощечин и высказала все, что думает о нем, о его отце и о мужчинах вообще. На середине этого монолога Керви в ужасе сбежал, но остался неподалеку от шатра, на случай если Дреки позовет на помощь.
Дреки вышел вскоре, встряхнулся, как собака после дождя, пробормотал: "По крайней мере, это дает представление о семейной жизни", и сказал:
- Пойдемте, господин Керви, мама уже успокоилась, а я должен вам обоим кое-что рассказать.»


«Меж тем Дарисса, не особо охочая до шитья или вязанья, принялась украшать бисером подушечку для иголок и, припомнив ночные разговоры, решила исподтишка внимательно разглядеть хозяек и установить, что они "говорят своими поступками". Однако ничего дельного ей подсмотреть не удалось. Красавица Ликорис нижет жемчужины на ворот нарядного жилета из бело-голубой парчи, подбитого белкой, - для Лаха на завтрашний праздник. Ее нежное лицо совершенно безмятежно, светло, серые глаза пусты до прозрачности и, кажется, вообще лишены выражения. "Очевидно, она способна думать только о своем сыне и более ни о чем. Наверняка это она составила план, как лишить наследства Керви в пользу своего ребенка", - решает Дарисса. Гедвика побойчее и, справившись с первым смущением, она принимается расспрашивать жрицу о столичной жизни, но сами эти расспросы с головой выдают ее провинциальное воспитание, и Дариссе остается лишь искренне пожалеть девушку. Наверняка через десяток лет она станет такой же отрешенной и бесчувственной, как старшая сестра. Что делать? Семейная жизнь не развивает ни ум, ни сердце, а питает лишь самые низменные чувства - зависть, скупость, лживость и прочее! "Но возможно, пасынок окажется интереснее мачехи и ее сестры!" - вдруг приходит на ум Дариссе. Собственно, у нее нет никаких разумных обоснований для подобного вывода: едва ли Керви получил лучшее образование, чем Ликорис или Гедвика. Их, в конце концов, готовили к замужеству, а от Керви ничего толком не требовалось - за него должны были говорить его владенья. Однако он как-никак выбился в герои любовного приключения, а тот, кто пережил безнадежную любовь, уже не безнадежен - в этом Дарисса твердо уверена.»

«- Представьте себе раннее утро. Рассвет. Вы в Храме, и лучи падают сквозь узкие окна с цветными стеклами. И когда вы в большом кругу, вы купаетесь в этих лучах, - командовала Ксанта.
- А в малом круге темно? - спросил нежный девичий голос.
- Конечно. Превращение должно совершаться в темноте. Вошла в тьму, преобразилась и снова вылетаешь на свет, как бабочка. И обратно во тьму. Попробуй это почувствовать.
Неделю-другую спустя репетировали тот же танец, и какая-то из девиц (уже другая) задала примерно тот же вопрос.
- Нет, внутри не темно, - ответила Ксанта. - Ведь вы приходите из большого круга, и приносите с собой свет.
На землю падала темнота. Девицы с мелодичным щебетом расходились по домам. Иногда одна из них оставалась посекретничать с хозяйкой. Тогда Андрет обычно задремывал - уставал он за день изрядно. Наконец приходила Ксанта, падала на покрывало рядом с ним. Он разлеплял глаза, распускал шнуровку на ее платье, слизывал пот с ее запястий, с ямок под локтями и под ключицами.
- Почему ты говоришь одним одно, а другим - другое? - спрашивал он.
Она недоуменно поднимала брови.
- Ну, насчет тьмы и света?
- А... Так возраст разный.
- А в моем возрасте?
- В твоем возрасте тьма и свет сосредоточены в одном месте, - и она положила узкую ладонь на свое лоно. - Сначала темно-темно-темно, а потом светло-светло-светло!»


Душевная вещь, за творчеством автора буду тщательно присматривать.
Red with green eyes

Машу «Каслом» не испортишь!

Наверняка, сей вариант перестановки букв в известной пословице про кашу и масло знаком всем. Однако, в свете наличия душевного сериала «Касл», он явно заиграл новыми красками.

В сериале речь идёт о популярном писателе-детективщике, помогающем (или мешающем - ибо влез он в убойный отдел без мыла, чисто на знакомствах с "отцами" города) нью-йоркской полиции раскрывать преступления. Собственно, всю многосерийку вытягивает отнюдь не симпатичная дама-детектив, а обаяние Натана Филлиона, который отлично выступил и в сериале «Светлячок» (ну, или в фильме «Миссия „Серенити“», хотя последний, на мой вкус, первоисточнику проигрывает). Душевно, рекомендую.

ЗЫ: При написании этого поста ни одной Маши не пострадало! :)