April 27th, 2009

Red with green eyes

"Месть пожирает звезды", Владислав Выставной

В далёкой-далёкой галактике жила-была Республика Конфедерация, но стала дряхлеть и разваливаться на кусочки-планеты, один их которых - милитаристская Империя Директория - жаждет подмять под себя остальные миры, принеся им счастье на кончиках своих штыков (не без армии клонов боевых роботов, конечно). Как водится, такому ходу событий пытаются помешать повстанцы сепаратисты (к слову, сепаратизм - движение за отделение части государства или за предоставление части страны автономии, а данное Сопротивление занято совсем другим), отважно делающие имперским штурмовикам солдатам сенатора Палпатина Железного Капрала всяческие разорения, а как приходит к тем сикурс - учиняющие ретираду на следующий осколок. Это, так сказать, фон, на котором происходит действо.

Лирическая часть: Он - бедный (настолько, что не имел даже права на собственную фамилию) простой (настолько, что не даже может её запомнить) мучачо, думающий только о девушках с гладкими ногами и "косячке", но искренне верящий в правду верховного отца-командира Империи Зла, позволившую ему вырваться из нищеты и попутешествовать, глядя на окружающие красоты через прицел, Она - потомственная циркачка, бросившаяся вместе с балаганом на Борьбу с Кровавым Режимом, бесстрашная и сентиментальная симпатяшка (в борьбе за правое дело, сиськи – грозное и умело используемое оружие), подрабатывающая официанткой в кабаках в перерывах между битвами. В точке "Сахарная Голова" эти два одиночества и подстерёг приколист-Купидон, засадивший им своё оружье "по самое немогу". И понеслось...

Не имея желания пересказывать сюжет, на некоторых моментах хочется остановиться подробнее. Итак, нашего героя (предварительно слегка расстреляв – надо понимать, именно так в представлении автора обеспечивают лояльность: не убили, и ты уже благодарен до гроба), резко кидают на усиление абвера, более того - производят в офицеры. Надо понимать, чудо-техника позволяет закачивать мозги через трубочку, иначе сие волшебное превращение из гусеницы в бабочку не объяснить никак. Как реально готовят армейскую добывающую разведку - рекомендую почитать "Аквариум" Суворова, квантум сатис. Ладно, чудеса бывают. Но дальше автор раскрывает всю глубину своего таланта, мастерски изображая, как работает, с его точки зрения, Главное управление "А". Тут уже без слёз не налюбуешься. Просветлённый от пластики лица (на тело, надо понимать, бабла не хватило – врач в галактическом захолустье с лёгкостью обнаружит неумело сведённую армейскую татуировку) ГГ начинает фонтанировать идеями, как нам построить коммунизм как больнее вдарить по врагу, отчего его сразу номинируют... на пост руководителя ГРУ (на наши деньги). Ведь правда, что может быть разумнее – передать в подчинение вчерашнему сержанту всю свою резидентуру: ведь человек-то хороший (забегая вперёд, своим шансом он распорядися мастерски: угробил всех)! Более того – свои безумные идеи сей мыслитель высказал... на офицерском собрании по поводу производства в чин. Даже не заикаясь о понятии перекрёстной конспирации (КАК можно показывать друг другу варягов!), излагать план действий, принятый впоследствии Генштабом и лично САМИМ, перед толпой пьяных офицеров не самая лучшая идея, не находите? И это учитывая, что соображалки-то у орла нашего на запоминание своей фамилии всё равно не хватает. И ещё один прелестный эпизод: Йоганн наш Вайс отправляется в тыл врага – поразнюхать тайн. Сама по себе идея засунуть за край передовой носителя всех секретов вызывает у меня только оторопь – а ну как злобные партизанен поймают да выпытают всё? Впрочем, супротив Штирлица приёма нет: в первом же кабаке первый же бомж за стакан водяры, разумеется, выложит все явки супостатов (у автора хватило наглости назвать это вербовкой).

Я – человек терпеливый: дочитал, раз обещал. Через силу, но дочитал. Оценка? Как говорили в моём детстве, «оценка четыре: два в дневник и два в журнал». И не надо снова говорить, что «книга не про то» - весь бред разбирать нет никакого желания.
Red with green eyes

"Не время для славы", Юлия Латынина

Изучил четвертую книгу "Кавказского цикла". К Латыниной у меня отношение неоднозначное. С одной стороны, человек активно и сознательно гадит на свою Родину: вся публицистика у неё о русских скотах и отважных горцах, а уж то, что за подобную грязь можно получать премию госдепа США, да ещё и этим гордиться, для меня явный признак психического нездоровья (синдром Новодворской, кхе). С другой - Юлия пишет прекрасные книги: весь "Вейский цикл" и его жемчужина "Инсайдер", а также "Охота на изюбря", к неоднократному прочтению обязательны и место в библиотеке должны занимать одно из заглавных.

То, что я ниже скажу о четвёртой книге цикла, вполне можно экстраполировать и на предыдущие три части: цикл удивительно ровен, отличаются лишь сюжеты отдельных частей.

По большому счёту, произведению удивительно подошло бы название "Горе от ума". Старательно пытаясь обелить кавказцев и извалять в дерьме славян, несомненный талант автора приводит к несколько другому эффекту: отвратительны все персонажи, нет правых и виноватых - есть лишь бессмысленная бойня, кровавый замкнутый круг. Вот уж воистину: цоевское "и две тысячи лет война, война без особых причин" тут как нельзя к месту. На фоне стремительного удешевления человеческой жизни бугры и бугорки всех конфликтующих сторон стараются стремительно наварить бабла, соревнуясь на скорость - кто кого быстрей кинет, и уж здесь-то никаких "своих" нет. Впрочем, ныне - это общемировой тренд: Афганистан, Ирак, Палестина, Дарфур, Косово - дальше продолжать?..

Отлично показано, как люди не живут, а выживают, как нельзя прощать предательство, как вчерашние враги становятся союзниками, что человек может "вынести то, чего не вынесло бы ни одно животное" (слова друга и коллеги, которые увековечил Экзюпери). Всё происходит обыденно и оттого особенно страшно - это не боевик и не триллер.

Книга написана жёстко и жестоко, язык отличный, но перечитывать если и потянет, то только по прошествии существенного временного интервала. По "чернушному" давлению на психику я бы отправил роман куда-то в ряд с "Парфюмером" Зюскинда, "Многоруким богом Далайна" Логинова и "Человеком, который смеётся" Гюго.