Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Categories:

«Люди Весны», Ольга Онойко

Отличный автор продолжает эпатировать почтенную публику - на сей раз в совершенно фэнтезийном мире толпа боевых хиппи-бисексуалов причиняет добро и наносит ласки окружающим: «Самое время нам прийти с миром — и возразить»...

«Вот уже два месяца, как мост был сожжён, а купцам приходилось искать другие дороги. Армия весенних осаждала Цанию.
И не могла её взять.
Два месяца. Лучшая армия под солнцем. Величайший из живущих полководцев. Не могучая крепость — торговый город. Два месяца...
...
"В летнее время для нападения используется огненная магия, зимой — лёд и мороз, весной и осенью — силы водной стихии. Если среди обороняющихся есть сильные маги, то следует дождаться, когда их силы будут истощены, и только после этого начинать штурм. Если в крепости достаточно магов, чтобы они стояли посменно и успевали отдыхать в промежутках, взять такую крепость невозможно".
У Цании не было ни великого правителя, ни великого военачальника. Но в богатом городе нашла пристанище одна из сильнейших Коллегий. Говорили, что она не уступает Коллегии Элевирсы и магистры её принадлежат к числу искуснейших в мире под солнцем. Теперь весенние убеждались в этом.
Тысячу лет слова Крадона были истиной. Но однажды Даян Фрага уже поспорил с мудрецом древности и доказал, что невозможного не существует. Однажды Фрага уже штурмовал цитадель, полную могущественных колдунов — и взял её. Сорок лет назад он разбил Чёрную Коллегию, и спас мир, и был прославлен от северных до южных морей.
А сейчас он не может взять Цанию.»


Когда влияние горних высей так доступно в ощущениях, это уже́ не вера, а знание - что не отменяет необходимость использования головы:

«— А... Ты не помнишь. Ты был тогда ребёнком. Трон, Арга, это не золочёный стул. Король сидит на плечах людей, которые согласны держать его на своих плечах. Весенние были гвардией короля… Мы старались творить добро, сколь возможно. Но дары Пресветлой слишком велики и слишком заметны. Когда семидесятилетняя беззубая старуха видит семидесятилетнюю в сиянии молодости, кормящую первенца… Что бы мы ни делали, нас могли только ненавидеть. И когда мы вышли в поход против Чёрной Коллегии, люди желали нам победы и желали, чтобы ни один из нас не вернулся. Под стенами Цитадели легло девять из десяти...
— Не продолжай. Тогда я остался сиротой.
— Когда мы возвратились, был праздник. И ни один на этом празднике был нам не рад. Люди едва сдерживали ужас. Король был охвачен ужасом. На следующую ночь он отдал приказ перерезать всех уцелевших. Я убил короля не ради трона. Я расплатился с ним за жесточайшую пред богами неблагодарность и величайшее предательство. Но после этого мы не могли оставаться в Элевирсе. Я должен был стать тираном свирепей Железной Девы — или нас всех ожидала бы смерть, так или иначе. Поэтому мы ушли.»


Детали хороши:

«Наивные думают, что на летящем драконе можно восседать горделиво, будто на лошади. Преодолевая большое расстояние, дракон летит очень быстро и очень высоко — в тех небесных пространствах, где царят губительный холод и страшный ветер. Там почти невозможно дышать. Меняя одну воздушную реку на другую, дракон закладывает виражи, во время которых у седока темнеет в глазах и все внутренности подкатывают к горлу. Если седок пожертвует частью гордости и привяжет себя ремнями, на место он прибудет замороженным до смерти. Поэтому о гордости приходится позабыть вовсе. Коли уж дракон согласен нести груз, к его спине прикрепляют люльки из жёсткой кожи, устланные мехами внутри, а снаружи исписанные заклинаниями, которые только и позволяют человеку уцелеть во время такого полёта.
Говорят, суровые горцы Кремневого хребта водят дружбу с молодыми драконами и порой летают ради развлечения, недолго и недалеко. Но главной доблестью в этом деле у них считается не блевать с неба.»


Неожиданно развита лингвистика:

«Наши друзья из Фрикки изучили все документы, какие смогли отыскать — летописи, землеописания, союзные договоры, манускрипты по магии и множество прочих ветхих пергаментов. Применив к ним свои умения, они пришли к выводу, который поразил меня. Разумеется, учёные могут ошибаться. Но все они сошлись в том, что священное предание чёрных иноков крайне молодо и насчитывает не более полутора веков.»

Сарита сурова:



Продолжаю оставаться в недоумении - что изменилось бы, сделай писатель своих героев традиционно ориентированными относительно постели? Кроме желания выпендриться, причин не вижу в упор - так-то опус крайне недурен. И, да: откровенные сцены в наличии, так что детям не изучать...
Tags: Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments