?

Log in

No account? Create an account
Red with green eyes

falcrum


Falcrum - изба-читальня

Отзывы о прочтённых мной книгах, дневники личных путешествий и размышлизмы


Previous Entry Share Next Entry
«Призрак штрафбата», Дмитрий Морозов
Red with green eyes
falcrum
Третий том цикла «Роман со смертью» - герой безобразно окрутел, а, судя по иллюстрации, ещё и заупырился:



«– Значит, решено! – Чёрный капюшон явно был доволен. – Аарх Ладар Рикс, лорд Тени. Отныне твоя дорога никогда не пересечётся с тропою смерти.
– Нет! – Из паутины сковывающих её нитей небытия – чёрных, толстых, подобных перекрученной проволоке, вырвалась Илис. Её явно задерживали во время выбора, не давая вмешаться, повлиять на него, осознанно или нет. Впервые причёска её была растрёпанной, а глаза... глаза были полны слезами. Вот только плакала она кровью.
– Поздно, девочка! Выбор сделан! Аарх не сможет быть мне угрозой, пути смерти навсегда его миновали. Юный адепт слишком далеко шагнул по своей тропе. С другой стороны, теперь вы можете видеться столько, сколько хотите. – Чёрный капюшон поклонился, издевательски-торжествующе – и исчез.»


Но щаз же - таки танатофил ещё и мазохист:

«– Недавно я лечил одну гномку от клейма проклятых. Такая очаровательная малышка, помеченная тьмой. Вначале я небытием вытащил черноту под кожу, а потом с лёгкостью развеял. Правда, когда тащил, разворотил пол-лица и пришлось потрудиться, всё восстанавливая. Но сама идея работать с тьмой практически на поверхности понравилась. Прежде чем обнять тебя, я разделил кокон пустоты, оставив один слой под кожей, а другой отодвинув как можно дальше. В результате я не пострадал, только кожа, но она уже практически восстановилась. Так что никакого риска не было. Повторим?
Илис отскочила, покраснев уже как самая обычная девчонка. Аарх ждал, вытянув вперёд руки. Она помедлила, подошла, уютно устроившись в его объятьях, и аккуратно, кончиками пальцев провела по нарастающей коже.
– Так ты что же... Ничего не почувствовал?
Ладар улыбнулся. Кем бы ни была Илис, в первую очередь она оставалась женщиной.
– Почувствовал, конечно. Возможно, не так сильно, как мог, но – основные нервные окончания как раз на коже и находятся. Пока они не онемели, я всё чувствовал в полной мере.
– Больно было? Бедненький!
– Твои прикосновения никогда не дарили мне боли. Наверное, потому, что ты боишься мне её причинить. Не бойся, будь собой – я сильный, я выдержу!»


М-м, как-бы-толкиеновские типа-хуорны?

«Ладар только схватился за голову.
– Обычный энт! Добродушный древесный великан превратился в такое чудовище!
– А ты видел энтов? – В голосе Илис зазвучали нотки иронии. Она практически пришла в норму.
– Нет. Просто истории рассказывали.
Девушка звонко расхохоталась, запрокидывая голову.
– Просто те, кто корёжил лес и заслужил их гнев, уже никогда и никому ничего не рассказали. Энты не такие милые и славные, они – воины, стражи леса. И убитых ими людей всегда утаскивают под землю, для удобрения. Хотя, конечно, злыми они никогда не были и никогда не нападали просто так, без причины.
– И в самых страшных историях они не были такими мощными и неуязвимыми, с такими опасными когтями. Их всегда можно было отпугнуть огнём, или задобрить, пообещав посадить на опушке с десяток юных деревцев.»


Вот теологическая часть - хороша:

«– Понимаешь, вы поклоняетесь не Творцу. Ему вообще молитвы и земные поклоны не нужны. Если бы люди решили славить именно Творца, то вместо храмов и церквей вы открывали, уж прости за обыденность, ремесленные школы… Ну, университеты или академии изящных искусств, в меру своей оторванности от реальной жизни. И святыми у вас становились лучшие ремесленники, создающие подлинные произведения искусства, учёные, художники, наконец. Но никак не те, для кого знание – это враг, а творчество и познание нового – греховное, предосудительное занятие.
Ладар оторвался от созерцания дороги под ногами и вяло спросил:
– А почему ты думаешь, что у нас в монастырях монахи не занимаются познанием нового? Ну, и творчеством?
Дзега хмыкнула, прикрывая рот ладошкой.
– Ты так наивен? Да если бы монахи, ну хоть один из десяти, хоть иногда, по часу в день, занимались собственным развитием, а остальные просто этому не мешали – вы бы не жили так, как сейчас живёте. Ну, а если бы они ещё и занимались духовным совершенствованием, войн не было бы в принципе. Десять-двадцать поколений, нацеленных на творчество, и мир преображается. Причём, как правило, навсегда. Рецидивы, конечно, случаются, но уже не на таком дикарском уровне. Понимаешь, творчество меняет людей – они перестают быть животными. Ими уже не управляют инстинкты, вернее, они не становятся превалирующими в поведенческих мотивах. Они перестают быть эгоистами хотя бы в той мере, чтобы понять ответственность перед обществом – вещь, которая у вас случается крайне редко и, как правило, быстро проходит, оставляя после себя горечь обманутых надежд и ощущение, что тебя предали.
– Ладно, а кому мы тогда молимся?
– Ну... Видишь ли, в любом мире, где есть хотя бы животный мир, возникают особые сущности, питающиеся их энергией. Вначале это просто паразиты, безмозглые и ни на что не способные. Особый вид животных – из чистой энергии. Но если животные приобретают разум… о, тут есть два пути. Они могут эволюционировать, продолжая оставаться мелкими паразитами, и бесславно гибнуть, а могут сливаться с людьми, совершенствуясь, приобретая и развивая собственный разум от сознания к сознанию. Если есть возможность сливаться со многими сознаниями одновременно – это значительно ускоряет рост эволюции этих сущностей. На начальном этапе подобное стоит делать во сне, однако лучше всего, когда человек бодрствует, хотя разум его чист. Во время молитвенного экстаза или просто во время определённых религиозных обрядов. Со временем эти сущности приобретают разум и собственную силу. Собственно, чем больше существ они контролируют, тем лучше. После этого каждый развивается индивидуально: одни меняют тела от аватара к аватару, живя среди людей и совершая то, что принято называть чудесами, другие предпочитают править издали, через жрецов, лишь иногда показываясь избранным, готовым принять за реальность причуды сознания. В любом случае являться во плоти – непозволительная роскошь, на это тратится бездна энергии. К тому же можно застрять в раз созданном теле, если что-то пойдёт не так.
Ладар хмыкнул, бросив взгляд на запнувшуюся девушку.
– Так и человеком ненароком можно стать, верно? Ну, или почти человеком.
Дзега вспыхнула, но голос ещё продолжал звучать бесстрастно. Она ничем не показала близости человека к пониманию её сути.
– Умнее всего поступил Единый. Хотя... всё началось с того, что он не был Единым. Хотя и был одним их первых, тех, кто появился на заре сотворения мира, вложив свою ноту в изначальную музыку, и мог с некоторым основанием называть себя Творцом... Хотя подлинный Создатель давно ушёл строить иные миры, однако тех, кто помогал ему, не забыл, наделив помощников частью своей силы. Крохотной по его меркам, зато огромной по меркам одного-единственного мира. Их было двое – мужчина и женщина, и сила, подаренная им, заставляла их упиваться своей мощью. Полученная власть пьянила, но первое время они помнили о поручении Творца – следить, чтобы рождающиеся вновь и вновь молодые боги не становились паразитами.
– А чем отличаются боги от ментальных паразитов? И почему на заре времён их было много?
Дзега вздохнула.
– Имей терпение, слушай внимательно, и всё станет понятно. Богам, как и обычным паразитам, нужна энергия Творца, сконденсированная в разумных, а потому особенно ёмких существах. Только паразиты крадут то, за что боги честно расплачиваются… Ну, не совсем, конечно, но людей давно приучили, что утешение, удача, здоровье – всё это достаточная плата за частицу Творца. Они её легко отдают, даже за тень помощи.
– И что конкретно они отдают?
– Возможность стать богами. – Дзега вздохнула. – Именно поэтому на заре времён богов было так много. Сферы влияния были не поделены, и масса людей имела возможность собирать в себе энергию Творца до конца своей жизни. Большинство, конечно, от этого не имели ничего, кроме возможности родиться вновь, с нерастраченной энергией, уже зрелой личностью: но два-три таких рождения – и человек приобретает божественную силу. И тогда его сознание не меркнет после смерти, и появляются новые врата – и новый выбор. Впрочем, довольно скоро это прекратилось. Никому не нужны конкуренты, никто не хочет терять базу для питания. Люди были поделены меж иными сущностями, а потом… потом началась война за ваши души. Война долгая, война между богами – и паразитами. Огромную роль в ней сыграл как раз тот, кого позже назвали Единым. Он уничтожил главного противника.
– А был и такой? Дьявол?
– Нет... – Лукавый смешок. – Дьявола придумали сами люди, и гораздо позднее. Дьявол относится к богам: не крадёт души, а честно предлагает сделку.»


Надеюсь, трилогией дело и ограничится...


  • 1
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal Беларуси! Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

  • 1