Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Трилогия «Фебус», Дмитрий Старицкий

Решил глянуть на ещё что-нибудь у этого автора и попал тоже на «попаданчество» - наш современник на сей раз в позднем Средневековье, в тушке наваррского принца...



«В моем времени педофильские скандалы с католическими пасторами возникали с периодичностью почтового поезда. И очень смачно обсасывались всеми средствами массовой информации. Вплоть до того, что самого папу римского каяться заставляли. Зачем — понятно. При легализации гомосексуализма и полной толерастии во всем остальном, кроме педофилов, у демократов совсем не осталось "врагов народа".
Известный всем педик в традиционном христианском обществе — содомит и изгой, а тайный — вкусный объект для шантажа. К примеру, в Англии, шантажируя оглаской, наша разведка заставила работать на СССР аристократическую "кембриджскую пятерку". Это в середине двадцатого века. А вот в начале третьего тысячелетия такое уже по определению невозможно — в Англии содомией публично гордятся.»


Это ж не японские самураи - как раз у «условной шляхты» гонор пёр:

«Потому промолчал, а сам подумал, что аристократия сейчас такая вежливая и учтивая между собой, потому что за прошедшее тысячелетие все, кто мог, уже "за козла ответили" — искусственный отбор называется.»

Да, в своё время меня это знание просто придавило:

«— Возьми, к примеру, Московский Кремль, — внушал мне учитель. — Строили его итальянские гастарбайтеры. И чуть не передрались они из-за того, какие на стенах делать зубцы: прямые или фигурные. В те времена — столкновений гвельфов и гибеллинов, сторонники римского папы ставили себе на стены прямые зубцы, а сторонники императора — фигурные, в виде ласточкиного хвоста, похожего на букву «М», чтобы сразу было видно, к какой партии принадлежит хозяин замка. И таких крепостей с фигурными зубцами по Северной Италии по сей день стоит сто тридцать шесть штук. Помахав кулаками, фряжские гастарбайтеры все же пришли к единому мнению, что православный великий князь московский ну никак не может быть сторонником римского папы...
— Забавно, — улыбнулся я и разлил по стопкам водку.
— Ничего забавного, — заметил учитель, принимая у меня стопку, — сто тридцать шесть замков против одного Московского Кремля. А парадокс истории в том и состоит, что именно этот гибеллиновский зубец становится во всем мире символом не только нашего Кремля и Москвы как города, но и всей России. И в какой момент... — Он поднял вверх указательный палец, как бы давая команду барабанщикам на "туш". — После того как над Кремлевскими башнями поставили эти светящиеся рубиновые звезды. Вот где парадокс.»


Вообще, всякого интересного исторического - валом: то «Фема (Фемгерихт) – народная инквизиция Германии.», то «Каготы – странное гонимое племя Европы, которое прежде несправедливо относили к кретинам, хотя из них выходили лучшие врачи, гробовщики и каменщики. Физическая особенность – уши без мочек.»...

Честное слово, я никак не подбирал это специально, но в середине третьего тома в повествование въехал без мыла герой Башибузука. Я протёр глаза, убедился, что «Карл Маркс и Фридрих Энгельс - не муж и жена, а четыре разных человека», и теперь вот жду, куда дальше писатели вырулят...
Tags: Апдейты, Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments