Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Дилогия «Роман со смертью», Дмитрий Морозов

Я всегда подозревал, что небезынтересно описать можно всё - в том числе, танатофилию в самом прямом смысле...

«— Штрафбат? — Эти слова вырвались у Иана непроизвольно. Остальные лишь испуганно втянули голову в плечи, желая, чтобы неприятная тема побыстрее кончилась.
— Что, деревня, не в курсе? Думаете, что магическая печать, поставленная вам на плечо, просто убивает совершивших служебный проступок? Это был бы неоправданный расход людских ресурсов, к тому же лишком простой выход для провинившихся! Конечно, она убивает, но не сразу и лишь тех, кто попытается скрыть свой проступок или сбежать. А вот для всех остальных есть отсроченная мера пресечения. Полковой маг ставит вам временную защиту от уничтожающего действия печати, и вас отправляют в особое подразделение, где у вас есть шанс прожить подольше… Ненамного. За всю историю известны лишь три случая того, чтобы воин Чёрного отряда полностью искупил вину и вернулся к мирной жизни! Вдумайтесь: за всю историю нашего государства — всего три! Так что не стоит слишком сильно искушать удачу и нервировать начальство. Всё ясно?»


Как-то хиловато оные «детекторы лжи» работают:

«— Шустрый какой… Почему барон Д'Кнур отправил тебя в солдаты?
Это был вопрос, которого незадачливый грабитель ждал и боялся. Соврать нельзя. А скажи он правду — виселица, если повезёт — каторга. Королевское правосудие воров не жаловало.
— Пытался украсть его самое главное сокровище! Был пойман рядом со спальней его дочери! — Очередной взрыв смеха взвился над плацем, и Ладар с облегчением понял — пронесло. Он перевёл дух — и встретился с понимающим взглядом старшего сержанта.»


Экая ода:

«— Дальше? Куда, сержант? На поле боя, под мечи противника? Ради чего?
— Понимаю… Ты ничего хорошего не видел от властей, и помереть за них — для тебя верх глупости. Родные, родственники есть?
— Нет. Я сирота.
— Значит, и защищать тебе некого. Нет корней, нет прошлого, нет будущего. Есть только возможность пожить побогаче, неважно какой ценой. Ты хочешь жить только сегодняшним днём?
— А всё остальное у меня отняли. Прошлое исковеркано, будущее — туманно. В этих бесконечных воинах может погибнуть не только королевство — весь мир!
— Может. А может быть, война — это лучшее, что можно сделать для этого мира?
Ладар аж привстал.
— Как это? Война — и хорошее?
— Давай представим ситуацию. Кругом мир, все живут столько, сколько смогут, плодят детей, женятся, разводятся, торгуют и процветают. Можешь себе такое представить?
— Хотелось бы. Это была бы сказка!
— Замечательно! А ты хотел бы быть главой большой семьи, иметь много детей… быть королём? В мирное время?
— Почему нет? Это же здорово!
— Кто бы тебя ни учил, многого ты не знаешь. Отец нынешнего короля, Родерик Четвертый, умер на поле боя. Его отец — тоже. И дед. Зато царская семья живёт дружно. Никто никого не режет, не душит… Пожалуй, интриги плетутся и сейчас, но это совсем не то, что происходило раньше. Когда нет войны и правитель не должен вести войска в бой, к власти рвутся самые подлые, самые сволочные представители правящих династий. Пожалуй, у них одних достаёт низости проложить себе дорогу к трону — по трупам сородичей и ближайших родственников. И теперь представь, какие в результате подобного отбора получаются дети! В лучшем случае инфантильные полуидиоты, способные только быть куклой, пока кто-то управляет страной за их спиной. А в худшем… тебе лучше не знать. В мирное время власть — лакомый кусочек, за который кровь льется рекой!
— Да мне плевать на них! Ты посмотри, как живут простые люди!
— Согласен, плохо. Но дай им пару веков сытости и здоровья… Они расплодятся так, что нечем будет кормить своих же детей!
— Ну и что! Можно распахать новые поля…
— Можно. Одно-два… Что дальше? Я скажу что. Ты родился в селе, наверняка знаешь, что будет, если посыпать поле пеплом дурман-травы?
— Будет двойной урожай, но пшеница будет порченой, от неё люди болеть будут. Кто пойдёт на такое?
— Тот, у кого будут голодать дети. Он будет утешать себя тем, что его дети хлеб из такой пшеницы есть не будут, и будет выращивать его для продажи, растя для себя нормальный. Но когда его сын возмужает и возьмёт в жёны девушку из соседнего городка, то, глядя на слабых, больных внуков, крестьянин пожалеет о том, что сделал, однако будет поздно. И обречена будет не одна семья — все люди!
— Обречена на что?
— В лучшем случае — на деградацию, потерю нормального облика. Появятся новые болезни, которые будут косить ослабленных людей, они будут усиливаться и усиливаться, пока очередная волна не уничтожит всех… »


Но вот магические клейма подчинения всему служилому сословию - это да, зачёт. Пожалуй, даже на продолжение гляну...
Tags: Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment