Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

«Император Терний», Марк Лоуренс

Заключительная часть трилогии «Разрушенная империя» опять наполовину состоит из ретроспектив, но сделано всё, конечно, мощно...

«Проводить время у костра среди солдат мне больше по нраву, чем созерцать хлопающие на ветру стены палатки и представлять, что же за ними такое. Я смотрел, как Гвардия разбивает лагерь, и вдыхал аромат жаркого.
Если отряд насчитывает больше трехсот человек - это уже маленькая армия, и ей необходима дисциплина. Нужно выкопать канавы для справления малой нужды, организовать охрану по периметру, напоить и отправить пастись коней. Где та простота, которой хватало нам, братьям, на дорогах моего детства? Масштаб меняет все.»


Язык радует:

«Палатки надулись, словно рассказывая преувеличенные байки о непогоде, от которой они нас спасали. Шум был такой, будто вот-вот все королевство потонет, а ветер сдует валуны со склонов гор. Если бы я спал под открытым небом у изгороди, все это меня бы не разбудило, но под огромным барабаном шатра я лежал и бодрствовал, уставившись в темноту.»

У нас принято добавлять «... и с песней!»:

«- Я, понимаете, занимался своими делами, и тут вдруг подходит граф Ганза. "Грейсон, - говорит. Ему нравится знать всех своих людей по именам. - Грейсон, - говорит и кладет руку мне на плечо. - Юный король Йорг отправляется в путь, и я бы хотел, чтобы ты поехал с ним". Сказал, это называется "вызваться добровольно".»

Похвальная честность в устах священника:

«- Думаете, вера и церкви спасут нас от Мертвого Короля? - спросил Гомст.
- А вы, епископ? - Я подумал, что было бы неплохо, если бы хоть один из нас в это верил.
Он глубоко вздохнул и пристально посмотрел на меня ясными, печальными глазами.
- Легче верить, когда ты один из стада. Чем выше я подбираюсь к вершине этой длинной лестницы, которую мы называем Римской церковью... чем ближе к высотам, где говорит Господь... тем хуже я его слышу, тем дальше ощущаю себя.
- Хорошо, что вам не чуждо сомнение, Гомсти. Те, кто во всем уверен, - наверное, и не люди вовсе.»


Выходка с Золотой Гвардией ошеломила:

«Я взял оружие, шагнул в грязь и вышел на твердую почву у дороги. Все смотрели на меня, когда я натягивал тетиву.
- Гвардия должна защищать меня, лорда Макина и моих советников, разве не так?
Я не поднял глаза.
- Да, - сказал Харран.
- И при каких обстоятельствах они смогут на меня напасть?
Я знал правила, просто хотел, чтобы Харран сам их озвучил.
- Стрелу, - сказал я, вытягивая вперед руку. Макин вложил в мою ладонь железную стрелу.
- Если вы попытаетесь причинить вред любому из Сотни, их советникам и представителям.
...
Я поднял голову под темным взглядом Харрана - в последний раз.
- Ты мне нравишься, Харран, но в этой карете мой сын, и Ярко Ренар может попытаться убить его, коль скоро он не находится под твоей защитой. Короче, мне надо поговорить с кузеном, чтобы решить кое-что.
- Я уже объяснил, король Йорг, что не могу...
Я выстрелил Харрану в лицо. Он не то упал, не то соскочил с седла и повис на стременах под странным углом. Лошадь рванула вскачь, волоча Харрана по голому кустарнику. Его золотой шлем застрял в ветвях и повис, с него капала кровь.
- Стрелу, - сказал я и протянул руку. Макин дал.
Я снова зарядил арбалет.
- Вы же капитан Россон? И капитан Деверс? - Мои вопросы застали их с наполовину вынутыми из ножен клинками. - Почему вы обнажаете мечи против меня, в то время как ваш наисвятейший долг перед Империей - защищать меня?
Все гвардейцы вокруг потянулись к мечам, другие подогнали коней поближе, чтобы выяснить, что происходит.
- Вы только что пристрелили Харрана! - сплюнул Россон, тот, что стоял слева.
- Верно. - Я кивнул. - А тебя пристрелю следующим. Думаю, успею перебить человек двадцать, прежде чем придется вытаскивать стрелы из ваших тел, чтобы продолжить. Мне все еще нужно повторить вопрос? На каком основании вы обнажаете оружие против меня? Уверен, капитан Харран не одобрил бы этого. Он, по крайней мере, выполнял свой долг!
- Я... - Капитан Россон замялся, меч его так до конца и не покинул ножны.
- Ваш долг, капитан, - защищать меня. Едва ли у вас это получится, если замахнетесь на меня мечом, верно? Единственное обстоятельство, при котором вы можете напасть на меня, - это если я буду угрожать кому-то еще, за кого вы в ответе. Но я этого не делаю. Я просто хочу перебить несколько сотен гвардейцев, прикомандированных ко мне.
- Король Йорг, вы... вы, должно быть, шутите, - сказал капитан Россон.
Я уж и не знал, как можно быть еще более серьезным, но не все сразу приспосабливаются к незнакомым обстоятельствам.
Бум-м-м-м!
Россон гулко шлепнулся в грязь. На расстоянии двух метров ни одна кираса, сколь угодно хорошего качества, не остановит стрелу из тяжелого нубанского арбалета.
Я снова принялся заряжать, рука уже заболела.
- Капитан Деверс, вы не приведете Ярко Ренара, чтобы я мог с ним переговорить? Помните, если я попытаюсь убить его, вы сможете изрубить меня в куски.
Россон корчился в грязи. Он пытался что-то сказать, но лишь выплевывал кровь.
Миана и Катрин толкались у двери кареты, Гомст выглядывал из-за их спин. Оссер Гант, видимо, предпочел рыться в конторских книгах.
- Йорг! - Волосы Катрин рассыпались темно-рыжими завитками, глаза пылали. - Это честные люди!
- А я - нет. - Я протянул руку. - Стрелу.
...
- Приведите мне еще капитанов, - я снова нацелил арбалет на Деверса.»


Авторское послесловие - моё почтение:

«Если вы читаете эти слова, значит, вы осилили три книги - несколько сот тысяч слов о жизни и временах Йорга Анкрата. Очевидно, что это финал, и вы могли бы не без основания поинтересоваться, отчего я решил пристрелить дойную корову прямо промеж глаз.
Самый простой и лучший ответ - что этого потребовал сюжет. Я признаю, что мог бы развернуть события в сторону, позволяющую написать четвертую, пятую, шестую книгу и так далее. Впоследствии, поедая из банки холодный кошачий корм, я, возможно, пожалею об этом. Но правда состоит в том, что я хотел, чтобы вы покинули общество Йорга на подъеме. Лучше пусть читатели закончат третью книгу, сожалея, что больше не будет, чем поймут после шестой, что сыты по горло. У героев, которые переживают пик продаваемости, есть тенденция становиться карикатурами на самих себя - ходить по той же земле, плесневея с каждым шагом. Надеюсь, Йорг избежал этой участи, и вместе мы создали что-то стоящее.»


Говорят, у писателя есть ещё одна серия про этот мир - гляну непременно...
Tags: Апдейты, Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments