Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Category:

«Мы из Кронштадта. Подотдел очистки коммунхоза. Книга вторая и начало третьей», Николай Берг

После солидной паузы продолжил изучение «как-бы-фанфика по Крузу» («как бы» потому, что вещь да-авно живёт самостоятельной жизнью, намекая на «родителя» только завязкой) в исполнении отличного автора...

«Ведь во время детства и потом - в подростках - мальчишки считают, что это пока еще не жизнь и самое главное начнется потом. Вот станешь взрослым - тогда ого-го какая будет житуха, а пока - фигня несущественная, просто тягостное ожидание взрослости. И вот наконец наступает взрослость, самое время жить от души, ан оказывается, что взрослость-то не такая и вкусная штука и уже ничего нового не будет, все во взрослом возрасте уже предопределено и теперь жизнь с достигнутой вершины - только вниз. Нет, разумеется можно оттрахать еще больше девок, выпить еще больше водки и надыбать еще больше денег, но вот новизны, чувства первого открытия, свежести, восторга щенячьего - уже не будет. И вчерашний мальчишка ужасается этому крайне неприятному факту. Ему становится грустно, что вот торопился как дурак - и, выходит, пропустил столько всякого вкусного, захватывающего и интересного и ради чего? Характерное для кризиса тридцатилетних открытие. Потом еще будут кризисы сорокалетнего, пятидесятилетнего и так далее возрастов, но этот - самый жесткий.»

Про чехов - не знал:

«И тут она начинает говорить уже много раз мною слышанное- типо на войне все были одинаковы и так далее... Я, признаться, удивился - спрашиваю: "Как же так - мы вот стоим у стенда, где немецкие воины привычно вешают нашу женщину или девушку. И я таких фото в течении пятнадцати минут в инете наберу два десятка, что говорит о широком распространении такого действа со стороны немцев. А вот фото, а котором наши бойцы вешали бы немку - за свою длинную жизнь ни разу не видал".
Музейница мне в ответ - ну как же - у нас в Ленинграде на Калининской площади немцев вешали! Я ей мысленно поаплодировал - не каждый и мужик это знает, однако виду не подал и осведомился - не видит ли она разницы между тем, что наши вешали МУЖЧИН, уничтоживших ввосьмером минима 1600 мирных жителей, то есть стариков, женщин и детей в первую очередь, а немцы вешали ЖЕНЩИН, за которыми таких подвигов всяко не было. Вон Космодемьянскую и ее напарницу повесили за куда более жалкие потуги.
Бабонька съехала тут же с темы. Ну а я подумал, что не женское дело спорить. Вон был оппонент изящно увернулся от такого вопроса, сообщив, что просто у совков не было фотоаппаратов, а у цивилизованных немцев фотоаппаратов было - у каждого. И токо это помешало нашим (ну и техническая бездарность и руки из жопы) заснять многотысячные повешения немецких мэдьхен унд фрауэн.
Однако фамилии повешенных немок и места казни при этом указать отказался. В инете на эту тему - тоже нуль. Вот про то, например, как свободолюбивые чехи свергнув немецкое иго повесили за ноги на площади в Праге полтора десятка немецких подростков, в том числе и девчонок, облили их бензином и заживо сожгли - почему-то информация есть. А вот насчет тысяч советских виселиц с немками - нет и все...»


Интересная версия насчёт Нагорного Карабаха:

«Но с азерами оно как бы не удивляет. Дружок у меня рассказывал, как ему аксакал тамошний после провалов в боях с армянами сказал грустно: "Мы своим детям говорили,чтоб они в армии становились уважаемыми людьми, шли в хлеборезы и кладовщики. А армяны шли в танкисты-артиллеристы. Вот и вышло - у них танкисты-артиллеристы, а у нас хлеборезы"...»

Осторожно с лысыми!

«- Да просто когда сифилис широко распространился в Европе (опять же войны и шлюхи, сопровождавшие армии, помогли) - довольно быстро обнаружилось, что при этой хвори выпадают волосы. Причем не сплошняком, а очень специфично - очажками. Сыпь при вторичном сифе не очень-то и разглядишь, а вот выпадение волос - как говорится налицо. Потому борода, усы и шевелюра как раз говорили о здоровье человека. Волосат - значит здоров.
- Интересно парики в моду из-за этого вошли? - вдруг интересуется Павел Александрович.
- Честно признаться - не думал. Равно как и бороды в России тому ли причиной были. Черт его знает...
- И что в России тоже болели? - интересуется Енот.
- А что мы - рыжие? Вон известный Радищев...
- Который из Петербурга в Москву?
- Он самый. Подцепил в Валдае сифон, жену заразил, потому дети у него родились уже больные. В Валдае было гнездо секс-бизнеса, разврат там царил, да.»


Офигевайтунг:

«Черт, все эти тайные дела мне вообще-то неизвестны, разве что читал еще в армии Богомолова "Момент истины". Но это не учебник раз, во-вторых мне тут не поможет. А то, что захватившие меня не очень-то грамотно исполняют норма устава гарнизонной службы... Или я путаю и нормы по Дисциплинарному уставу? Так вот может быть это и впрямь не просто провокация, а какое-то недоразумение. Опять же - не сняли с меня шнурки... Ну, бывает и не такое. Вот Рокоссовскому и его штабникам солоно пришлось, когда привели пленного немецкого генерала. Тогда было очень важно пленить Паулюса и всех старших немецких офицеров попавших к нам в плен допрашивали на эту тему, где тот находится. Вот и пленного командира дивизии, отрекомендовавшегося генерал-майором фон Дреббером, сразу же доставили к Рокоссовскому. Дреббер знал, где находится Паулюс. Пунктуальный начштаба Малинин уточнил, почему у генерала полковничьи погоны. Дреббер ответил, что приказ о присвоении звания он получил радиограммой, а вот найти погоны не получилось в горячей ситуации - дивизию его наши как раз громили. Малинин предложил документально подтвердить сказанное про радиограмму, и генерал этот стал искать ее по карманам, залез в один свой карман, достал парабеллум, положил на стол, полез в другой, вынул оттуда вместо бланка радиограммы пистолет поменьше - вальтер, положил и его на стол, Малинин уже и не рад был, что спросил, наверное ожидал, что из следующего кармана немец достанет гранату, но тут наконец нашлась искомая бумажка и все вздохнули, надо думать, с облегчением. По свидетельству одного из штабников, они в тот момент ежа родили против шерсти. Они-то были безоружны, а охрана стояла за дверью, окажись пленный настоящим воином - вынес бы штаб Рокоссовского в минуту. И на удивленные возгласы слушавших этот очередной рассказ Павла Александровича о лопуховстве захвативших этого генерала разведчиков, музейщик мудро заметил, что во-первых брали не разведчики - там дивизия капитулировала, потому брала пехота, во-вторых это был все-таки генерал, не в смысле - вообще первый, но первый из Сталинградской группировки, сдавшийся со своим соединением, в-третьих никто не знал толком как обращаться с пленными такого ранга в то время, в-четвертых никто не ожидал, что у генерала фон Дреббера будет с собой такой арсенал, в-пятых такой фамилии не было в списках разведотдела (генеральское звание командир дивизии получил незадолго до пленения), да еще впридачу фамилию переврали и выдали аж в четырех разных вариантах, ну и, наконец, для того и ошибки, чтобы на них учиться.»

А ещё мне крайне импонирует образность выражений:

«- Это точно, он злопамятный, как гиеновидный слон! Вот начнет он своим внимательным хоботом ощупывать все твои трещинки - урыдаешься!»

Продолжаю настоятельно рекомендовать - произведение, правда, постоянно дописывается. Помимо совершенно чудовищного обилия всякого исторически-интересного, крайне любопытно, на какую модель общества выйдут анклавы после БП...
Tags: Апдейты, Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments