?

Log in

No account? Create an account
Red with green eyes

falcrum


Falcrum - изба-читальня

Отзывы о прочтённых мной книгах, дневники личных путешествий и размышлизмы


Previous Entry Share Next Entry
«Футуриф. Токсичная честность», Александр Розов
Red with green eyes
falcrum
И снова у отличного автора получилась «Меганезия» - только что теперь её назвали Лемурией...

«Именно сейчас Хэнк Торнтон с кристальной ясностью осознал: этот идиотский гипер-лайнер обречен, потому что человеческая организация не может выдержать сразу трех параноидных патологий: мании величия, мании преследования и мании жадности.»

Про это я пою непрерывно:

«Подводный мир океанской коралловой банки - это как другая планета из НФ-кино.
Здесь есть джунгли из зелено-бурых водорослей, немного похожие на бамбуковый лес.
Есть сростки кораллов, напоминающие гигантские грибы, размером с автомобиль.
Есть коралловые массивы, образовавшие ландшафт карстовых каньонов и пещер.
Здесь танцуют пестрые рыбки - как бабочки над цветущими лугами.
Здесь скользят в толще воды полосатые, изящные, смертельно-опасные морские змеи.
Здесь ползают невероятно-яркие существа - то ли улитки, то ли многоножки...
О природе кораллового мелководья можно сказать миллион слов - и все равно будет слишком мало, потому что это - целая вселенная. Вселенную не обрисуешь словами...»


Пытаюсь понять, о чём речь - что за «эхо эх»?

«На самом деле, реализовывался криптографический алгоритм общения, когда абоненты работают в двух разных чатах, и каждый видит даже не чат другого, а эхо этого чата. В случае, если враг анализирует узлы, с которыми соединен каждый из абонентов, то не найдет никакого пересечения их узлов. Вот такой метод, известный еще с эпохи FIDO.»

А ещё перед ними не остаётся тормозного следа:

«Адвокаты - это не профессия, не квалификация и не талант.
Адвокаты - это каста. Чтобы попасть в касту надо либо родиться в ней, либо лет десять протирать жопой стул на месте младшего клерка, будучи даже более опущенным, чем стандартный офисный планктон в конторах, обеспечивающих ленивую перистальтику публичных банков, мега-корпораций и социальных служб.
Адвокат - вовсе не тот, кто что-то исследует и доказывает, а тот, кто имеет контакт с другими родственными кастами: судейской, прокурорской и партийно-политической.
...
- Странно, - заметила Сандра Лоран, - ты адвокат. А в законность не веришь.
- Разумеется, я не верю! Адвокат, верящий в законность, это такой же нонсенс, как поп, верящий в бога, или рекламщик, верящий в чудесные качества продвигаемого товара.»


Правильный перевод:

«- М-м... - потянул гало-рок музыкант, - ...Это про статью в Эсквайре: "жена Джонни требует половину его денег!", и потом Эдди говорит: "ни одна дырка в мире не стоит полтораста миллионов долларов". Это что ли?
...
- Я врубился! - заявил он через минуту, - Ты послушала этот монолог Мерфи, и теперь считаешь всех артистов полными угребками!
- Знаешь, - ответила Елена, - эти матерные рассуждения о цене, по которой женщины продают дырку для секса, не очень-то приятны. Но меня зацепило, что Мерфи прав с юридической точки зрения. Он аутентично перевел на матерный язык то, что юристы называют общими основами института брака. Зеркало не виновато, что морда кривая. Цивилизованное общество построено на принципе купи-продай, и все институты, без исключения, создаются по этому принципу. Дружба, любовь, красота, искусство - все должно быть товаром. Все должно продаваться, или сдаваться в аренду, или в залог, в обеспечение кредита, и быть предметом денежных споров в суде. А если что-либо не продается - то оно антиобщественно по определению. Оно порочно. Оно аморально.»


...но мы знаем, что о главном не пишут в газетах, и о главном молчит телеграф...

«- Да-да! - поддержал Сван Хирд, - мы хотели обсудить проект "Луна-пони", ОК?
- ОК, - согласился Ламмерт Бранет, - но, какая связь между НФ и этими фондами?
- Связь простая, - ответила Елена, - НФ, это наши мечты о будущем. Нет гарантий, что мечты сбудутся, зато есть гарантия, что не сбудется то хорошее, о котором мы даже не мечтаем. Не мечтаем - значит, не ищем, не делаем, не стремимся - и не получаем.
- ОК, - снова сказал Ламмерт, - но мы мечтаем о прорве классных штучек, разве нет?
- Вот-вот, - она кивнула, - мы мечтаем о прорве классных штучек. Но кто будет рулить человеческим миром, в котором появится прорва этих штучек: термоядерных станций, звездолетов, и саморазмножающихся роботов для любого рутинного труда?
Репортер явно никогда об этом не задумывался, и был несколько смущен.
- Кто будет рулить? Наверное, демократия, разве нет?
- Демократия, бла-бла-бла, - передразнила Елена, - политические партии, которые уже более ста лет делают одно и то же: в интересах банкиров, нефтяников и прочего жулья обещают избирателю процветание. А вместо этого накидывают ему на шею кредитную удавку, и вынуждают вертеться за каждый грош, за каждый прожитый день, за каждый квадратный метр жилплощади. Иногда еще устраивают войну, чтобы выпустить пар.
- Елена, я не понял: ты что - против демократии?
- Ламмерт, я просто рассуждаю об НФ. Казалось бы, в фантастическом мире, где такая прорва штучек, людям незачем вертеться за каждый грош. Но, в НФ люди вертятся, их обществом рулят те же политические партии, банкиры, короче - жулье. В НФ-мире нет изобилия, отменяющего необходимость вертеться, ведь изобилие сломает всю систему. Сломает не только в вымышленном мире, но и в нашем, сегодняшнем. Потому что за последние сто лет производительность предприятий бешено выросла, и изобилие уже возможно. Но его нет, потому что параллельно выросло антипроизводство.
- Что? - переспросил на этот раз Сван Хирд.
- Антипроизводство, - повторила она, и пояснила, - это бизнес по уничтожению всяких полезных товаров. Создается ложный повод - и миллионы машин, или миллионы тонн продовольствия, уничтожаются, эффективные производства закрываются, а миллионы долларов, пройдя через какой-нибудь кризис, или через фонд, съеживаются до тысяч. С другой стороны, едва у обычного человека появятся деньги, как набегает толпа агентов, рекламирующих фантики биржевой рулетки, или клянчащих на благотворительность.
...Елена перевела дыхание, глотнула кофе и подвела итог:
- В мире более миллиарда нищих не из-за нехватки производственных мощностей, а по совсем другой причине. Нашей политической системе требуются зона нищеты, чтобы у обычных людей возникала необходимость вертеться, убегая от этой нищеты. А фонды, якобы борющиеся против нищеты, на самом деле только множат ее, что легко видеть в статистике: число нищих растет по мере роста оборота благотворительных фондов.»


Настоятельно рекомендую.