Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

«Враг невидим», Юлия Федотова

Чувствуется, что неплохого писателя достали «критики-заклёпочники», раз книга начинается вот с эдакого обращения:

«Читатель, имей в виду: это не житейская история времён заката Викторианской эпохи, а СКАЗКА ПРО ДРУГОЙ МИР. Поэтому нет смысла искать аналогии с реалиями нашего мира и ставить автору на вид, что восстание сипаев случилось задолго до изобретения мази Вишневского.»

Впрочем, узнать столь точные детали не так и просто:

«Пока однажды в ночной разведке его отряд с этими самыми веталами не столкнулся нос к носу. Тогда и обнаружилось, между прочим, что обычных защитных кругов кладбищенские твари даже не замечают. Людей спасло лишь чудо в лице злобных махаджанападийских комаров, из-за которых все открытые участки тела солдат были покрыты гноящимися расчёсами, и нового полкового врача, заставившего всех поголовно, под страхом гауптвахты, намазаться какой-то кошмарной новоизобретённой мазью из смеси дёгтя, касторового масла, ксероформа и пепла птицы феникс. Мазь воняла так, что лейтенант Веттели пришёл в ужас:
- Да как же мы в разведку пойдём? Мятежники нас за милю носом учуют!
- Можно подумать, ваши мятежники когда-нибудь нюхали бальзамический линимент! - отмахнулся эскулап и намазал лейтенанта собственноручно, ещё не догадываясь, что спасает не только от гнойничков, но и от кровожадных тёзок: веталам его снадобье пришлось настолько не по вкусу, что один, успевший лизнуть, даже сдох.»


И вот этих «терминаторов» родина «забывает»:

«- Это гоблины знают что! - сказал он. - Мы пять лет кормили падальщиков и гулей ради "интересов Альбионской короны", а когда это безумие кончилось, нас бросили на произвол судьбы, будто старый хлам. Они должны были позаботиться о трудоустройстве отставных офицеров-кафьотцев, назначить на соответствующие гражданские должности. Они ведь гарантии давали, дракон их раздери!
- Давали, - согласился Веттели с усмешкой, ему в самом деле было забавно. - Но есть ещё такая неприятная штука - двадцатитрёхлетний возрастной ценз. Те должности, которым я соответствую по званию, не могу занять по возрасту, а те, на которые по возрасту прохожу, не соответствуют капитанскому званию, поэтому мне никто не обязан их предоставлять. А через несколько лет, когда я миную возрастной ценз, истечёт срок действия указа об условных отставниках Кафьота, и мне вообще ничего не будет причитаться. Замкнутый круг...»


Впрочем, знакомым душком потягивает частенько:

«Магическое сообщество так и не сделало официального заявления о том, покинуты холмы Соединённого Королевства их исконными обитателями - фейри, или те затаились внутри, исказив пространство и открыв выход на свет божий в какой-то из соседних миров. Простые же деревенские жители единодушно утверждали, что холмы продолжают оставаться населёнными, свидетельствовали о многочисленных встречах с их жителями, иной раз даже жаловались властям на подмену младенцев. Только власти почему-то не верили, должно быть, так им было проще. Ведь если проблема признана существующей, её надо как-то решать...»

Главный герой же имеет более чем бурное прошлое:

«Огненное пойло обожгло всё внутри, вызвало слёзы и мучительный кашель. Веттели испугался, что над ним станут смеяться, но лица солдат оставались уважительными и сочувственными. В самом деле, чего тут смешного? Каждый помнил себя в таком положении, каждый когда-то пил арак в первый раз.
Мимо провели троих пленных. Один вдруг рванулся в сторону, упал на колени перед прожжённым телом соплеменника и принялся что-то быстро-быстро бормотать. Сержант вдруг выхватил из рук ближайшего солдата винтовку, сунул Веттели в руки и заорал на ухо:
- Коли!
Не такой уж бесполезной оказалась короткая офицерская подготовка. Рефлексы сработали раньше разума, штык вонзился в мягкое. Густой струёй брызнула кровь. Пленный повалился навзничь, прижав руки к горлу. У него было совсем юное, смуглое и нежное лицо - ровесник Веттели или даже чуть младше.
Так он убил во второй раз.
Убил, потом выронил винтовку и спросил обморочно:
- Зачем?
- Иначе было нельзя, - пояснил подоспевший лейтенант. - Этот ублюдок - родственник убитого: сын или брат. Он вас проклинал. Если бы вы не успели остановить его своей рукой прежде, чем он дочитает мантру, вам конец. Эти мерзавцы умеют проклинать.»


Детали хороши:

«Для большинства существующих на свете девушек собраться куда бы то ни было за четверть часа - задача непосильная. Но Эмили с ней справилась легко, и скоро они были в пути, тряслись на жёстких сиденьях старенького красного омнибуса, украшенном новенькой табличкой с воззванием, отпечатанным типографским способом. "Господа пассажиры! Находясь внутри салона, не плюйте на солому! Вы не в свинарнике, а в стране, которая гордится утонченностью манер" - гласило оно.»

Детектив, романтическая линия есть, магия опять же... [Есть, правда, непонятные моменты - уберу под спойлер...]Есть, правда, непонятные моменты - точнее, «нестыковки мира», вроде отведения глаз: решительно неясно, отчего специально обученные этому люди, которых нельзя обнаружить даже при расследовании убийств, не «бомбят» банки и прочие денежные мешки? Но, в целом, вполне себе - хорошо, что я к этому автору вернулся...
Tags: Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments