Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

«Танец Волка», Александр Мазин

Пятый том саги о попаданце к суровым скандинавским парням от отличного автора...

Удивительно, но подобную очевидность постоянно упускают из вида - видать, не часто писателей бьют:

«Вообще, все мои многочисленные ранения оказались поверхностными. И это было не столько везение, сколько - заслуга самых лучших доспехов этого времени. В чем мне действительно повезло, так это в отсутствии серьезных переломов. Когда тебе со всей дури зафигачат топором по тушке, доспех, может, и выдержит, а вот то, что под ним, - не факт. Значит - не зафигачивали. Целы мои косточки. В основном. Два пальца на руке сломаны, но это - мелочь.»

Доля мистики, как я упоминал ранее, присутствует:

«Я попытался вспомнить, как именно было сформулировано обещание Ивара. Это было важно. Скандинавы стараются выполнить клятву с юридической точностью. Буквально. Точность исполнения контролируется богами, и расправа с клятвопреступниками неотвратима, как приход зимы. Так они думают, и у них есть на то основания.»

При этом средневековая практичность никуда не делась:

«- У Лиса хватает хирдманов, чтобы вращать весла и железо, - заявил Ивар. - Ему понадобятся твои глаза, твой ум и твой язык, а их, как я вижу, сконцы не тронули. Тот, кто напал на твой гренд, захватил кого-то из твоих людей.
- Или убил всех.
Ивар глянул на меня с сомнением. Сомнением в моем здравомыслии. Ну да, зачем уничтожать то, что можно продать. Бывают исключения. Например, когда весь навар жертвуется, скажем, Одину. Но тогда усадьбу не разграбили бы.»


Интересный взгляд:

«Я был рабовладельцем и, что характерно, знал, что мои рабы молятся своим разным богам за меня, своего хозяина, и считают меня невероятно добрым, ведь я хорошо их кормлю и не делаю больно без очень уважительной причины. То есть им у меня хорошо. А свобода - такая штука, которая нужна далеко не каждому. Девять из десяти тут же обменяют ее на сытость и безопасность. А десятый, скорее всего, попытается ограбить кого-нибудь из девятерых. Чтобы миром правила доброта, за ее спиной должен стоять Бог, но Бог наделил человека свободой воли, и тот выбрал не его, а крепких жестоких парней. Лучшее, что можно выбрать в такой ситуации: сделать жестокость строго дозированной и целесообразной. Это и есть прогресс. Но до прогресса оставалось больше тысячи лет, и рабский рынок близ святилища Одина был ужасен. Рачительный хозяин со скотиной и то лучше обходится. Никто не станет забивать корову в колодки или бить коня кнутом в назидание другим лошадям. Вдобавок здесь жутко воняло. А когда ветер дул со стороны святилища, где на священном дереве гнили священные "плоды", вонь становилась просто нестерпимой.»

Особую пикантность чтению придало параллельное досматривание второго сезона сериала «Викинги». Действие и там, и там происходит примерно в одно и тоже время, да плюс толпа «пересекающихся» героев - но какая разница в происходящем! Вот, к примеру, в книге главный персонаж даже в мыслях обращается к своему боевому кораблю только с восторгом: «мой драккар!». А что на экране? Устроить плавание погребальных костров посреди судов - это чтоб их тоже спалить?

Vikings.s02.09.avi_001252878.jpg

Или возьмём отрывок о тогдашних обычаях:

«Я объявил англичанку и ее крошку-дочь свободными, едва услышал о том, что она сделала. Есть здесь такое правило: если раб с оружием в руках бился рядом с хозяином: он - свободен. Это всё равно, что место на корабельном руме занять. А что Бетти - женщина, так тем выше ее подвиг. И место под моей крышей будет для нее всегда. И приданое дам, если замуж захочет пойти за хорошего человека.»

А теперь смотрим, как в фильме всё происходит... с точностью до наоборот:



От таких контрастов и до когнитивного диссонанса недалеко!
Tags: Книги, Фильмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments