?

Log in

No account? Create an account
Red with green eyes

falcrum


Falcrum - изба-читальня

Отзывы о прочтённых мной книгах, дневники личных путешествий и размышлизмы


Previous Entry Share Next Entry
«Корни огня», Владимир Свержин
Red with green eyes
falcrum
Девятнадцатая часть цикла «Институт экспериментальной истории» и прямое продолжение предыдущего тома - Лис со стажёрами в гостях у последнего Меровинга...

«Классика жанра: больной нуждается в уходе врача. И чем дальше уходит врач - тем лучше.»

И вот так не переставая:

«Разуй глаза и смотри босиком.»

В основном пропесочиваются подопечные:

«- Положа руку на колчан, я бы не стал безмятежно на это надеяться. Как подсказывает мой опыт, в случае подобных исторических казусов господа разработчики возбуждаются и, шо та бабуля, опасающаяся оставлять деток наедине с мармеладным тортом, требуют у руководства засунуть оперативников поглубже в очередное пекло.
- Но мы же только стажеры! - напомнила личный психолог-консультант.
- А-а! Ну да. Я все время забываю, шо у вас сейчас по расписанию дневной сон, затем коллоквиум по пользованию горшочком и полдник с рыбьим жиром.
- Господин инструктор! - от лица всей группы обиженно взмолился могучий герцог.
- Ладно-ладно, не плачьте. Молока с пенкой не будет. Так шо подтяните штанишки и приготовьтесь утереть нос - сначала себе, потом врагу. Театр военных действий уже замер и готов рукоплескать. Увы, наличие кресел в зрительном зале не гарантируется.»


Никогда не задумывался о переводе экс-названия Парижа - про племя знал, а вот сам термин...

«В пятьдесят третьем году до нашей эры великий Цезарь по варварскому бездорожью вел победоносные легионы туда, где ныне расположен город Санс. Желая дать отдых армии, целый день доблестно продиравшейся размытыми тропами по болотистым чащобам и буеракам, он ткнул на открывшийся его взору островок посреди реки и недовольно буркнул: "Ночевать будем здесь".
Мнение островного местного населения, как это было в обычае у римских когорт, в расчет не принималось. Да и было бы о чем говорить - округа настолько пропахла болотными миазмами, что получила звонкое латинское наименование Лютеция - то есть, Вонючая. Чтобы впредь отличать эту стоянку от других, не менее благоуханных мест, властный потомок Венеры повелел именовать ее Лютецией Паризиев. Именно так называлось возмущенное приходом чужаков галльское племя, обитавшее по окрестным неудобьям.»


Если кто считает ислам не очень гуманной религией, то ему неплохо помнить, что было до него:

«Было бы понятно, когда б они угоняли только девушек. Так долгое время делали аравийцы, до принятия Корана. Они закапывали в пустыне собственных новорожденных девочек, а девушек для продолжения рода захватывали у соседних народов.»

А недавно его реабилитировали, принеся официальные извинения родственникам:

«- Я вот что подумала, Сергей. Нельзя ли применить методику доктора Роджерса?
- Евгения Тимуровна, я шо-то недопонял. Мне известен один доктор, веселый такой, на халате череп и кости. Методика была, правда, навязчивая: навязал узел за ухом - и на рею ногами дрыгать. Не сказать, чтобы малоэффективная, но разговорчивость пациентов при этом резко падала. Чаще всего за борт.
- Нет-нет, я не об этом. Американский врач Джеймс Роджерс в шестидесятые годы прошлого века проводил в своей клинике так называемый Массачусетский эксперимент. По его методике излечивалась паранойя. Он как бы усиливал ее, так что новый виток исправлял предыдущий. Среди его пациентов были и такие, как этот, с когнитивно-энфазийным расстройством.
- Женя, шо я тебе такого сделал? Вот куда ты меня щас послала?
- Оно так называется, - возмутилась дипломированный психолог. - Я тут ни при чем.
- Ты при работающих мозгах, и это несказанно радует. Так шо, давай, шоб понятно было.
- Хорошо, - вздохнула Женя. - Вот, например, один из пациентов представлял, что он жираф. И сколько ему ни доказывали, что это не так, ничего не помогало. Фотографии демонстрировали, сравнивали - все без толку.
- Ну-ну, - заторопил заинтересованный Лис.
- Так вот, больной отказался разговаривать, питался только листьями.
- Нормальный молчаливый вегетарианец. Дальше-то что?
- Тогда доктор Роджерс уговорил знакомого биолога написать псевдонаучную статью, в которой освещалось совсем недавнее открытие ученых - якобы в природе существуют жирафы, почти неотличимые от людей: ну, там, печенка чуть больше, селезенка, наоборот, чуть меньше. Все остальное - одно в одно - внешний вид, поведение, даже образ мыслей. Ученые, чтобы не создавать панику, эту информацию не разглашают, но в целом быть жирафом для человека вполне естественно. Надо сказать, что его пациент, осознав свою нормальность, вполне социализировался и к моменту судебного процесса уже работал аудитором в крупной фирме.
- Какого процесса?
- Дело в том, что суд штата Колорадо счел доктора Роджерса шарлатаном, а его опыты - бесчеловечными и приговорил беднягу к электрическому стулу.
- Ядрен-батон, ну чем не образчик человечности? Явно люди, считавшие себя электрическими скатами, оскорбились, что о них ученые ничего такого не накропали.
- Доктор Роджерс принял яд, не дожидаясь исполнения приговора, а в написанном перед смертью послании, в частности, сказал: "Неважно, какими призраками вы населяете ваш мир. Пока вы в них верите - они существуют. Пока вы с ними не сражаетесь - они не опасны".»


Вот вроде всё хорошо, но не хватает Камдила - одёргивать безбашенного. Ну, и то и дело проскальзывающая «лирическая нотка» несколько удивляет. Хотя...


  • 1
Отлично! Как раз к концу имеющихся книг серии подбираюсь.

  • 1