Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

«Лёха», Николай Берг

Давно обещал отличному автору взяться за эту книгу - и вот только руки дошли. «Попаданец» в начало ВОВ, в окружение: вот только персонаж центральный - «менеждер самого среднего звена»™, навроде «собачьего парикмахера» Буркатовского...

Это «местный», не переживайте:

«Он тут же выстрелил из винтовки, не целясь, и Семёнову ожгло левое ухо, сместился рывком в сторону и залег за земляным холмиком. Лязгнул затвор немецкой винтовки, но и Семёнов был не пальцем делан, потому как сразу вдул в холмик очередь, так что комья земли полетели, и дернул вбок, влево, толковал еще на срочке сержант, что стрелку вправо винтовку поворачивать неудобнее, чем влево и Семёнов это накрепко запомнил. Еще не видя врага, он добавил до донца магазина туда, где мужик коренастый залег, сместился еще в сторону, бросив бесполезный уже пулемет и дергая из кобуры тяжелый парабеллум, но то, как странно дрыгал ногами лежащий немец, успокоило. Не повезло гансу - маловат был бугорок и не защитил от пуль, пробили они слой земли и достали лежащего.»

«Россия, которую мы потеряли» - просто во весь рост:

«Тут Семёнов покрутил в смущении головой, потому как вспомнил еще и срамное - когда в школе учились, Зинухе отец из города "трусы" привез, и он с приятелем лазил под парту, чтоб посмотреть, что это такое. И не он один - остальные и мальцы и девчонки тоже Зинухе под юбку лазили смотреть, на диковину такую. А сейчас его трусами не удивишь. Учитель тогда шибко рассердился, урок ему Зинухины трусы сорвали. Он-то понять не мог, что такого диковинного в невиданных раньше в деревне трусах, думал, что что-то неприличное происходит. Можно подумать, что деревенские не знают, что у девчонок под юбками. Еще как знают. А трусы - те да, невидаль была невиданная.»

И этот «Мы из будущего» смотрел:

«- Год вашего рождения?
Лёха, не чинясь, назвал свои анкетные данные.
У раненого как-то засветились глаза, он словно ожил, пошевелил рукой и с запинкой спросил:
- Вы... вы - из нашего будущего?
Вопрос был дурацкий, нелепый, но Лёха чуть не застонал от досады. Весь сюрреализм сегодняшнего невероятного дня перевернулся, и все стало на место, тем более ведь и в кино видел, как четверо идиотов попали в прошлое. И ведь все было на виду, но с похмелухи - да и оттого еще, что этого не могло банально быть - сам себе напридумывал реконструкторов каких-то. Какие нафиг реконструкторы - одежка на этих сидит привычно, обмята, оружие держат хватко... И оружие... Какие там террористы с винтовками - у террористов калаши... Нет, все-таки сразу вот так поверить в происшедшее Лёха не мог. И ответно задал не менее идиотский вопрос:
- Так это что - война сейчас с немцами, да?
Прозвучало жалобно, как щенячье поскуливание.»


Всей пользы от «потомка» - что «в танчики» поигрывал:

«- Не могли гранаты так железное колесо разнести - твердо и уверенно сказал Евграф Филиппович. Не то, чтобы осадить говоруна-рассказчика захотел, а скорее для порядку. Чтобы не очень заливал тут бабенкам. Танк с деревянными колесами, как же. Тут хотя и деревня, а про танки наслышаны.
Петров осекся на полуслове. Семёнов с одной стороны порадовался, что вот опять горожанина в лужу посадили. С другой стороны нехорошо получалось - все?таки токарь - сослуживец и товарищ, а его раз - и срезали. Тем более, что Семёнов не видел сам-то как Габайдуллин танк подбил, но когда этот самый Петров выдернул его за шкирку из ячейки и поволок в атаку, то и порванный труп Габайдуллина и перекосившийся танк - без переднего здоровенного колеса, кстати, сам своими глазами Семёнов видел. Но вот разлетелось ли колесо в щепки - этого он сказать не мог.
Совершенно неожиданно на выручку токарю пришел потомок, решительно допивший самогон из стакана и, косясь на глядящую обожающим взглядом соседку, твердым, хотя и немного гнусавым голосом отчеканил:
- Если это был французский танк Рено ФТ-17 или как его называли немцы Pz. Kpfw.18R 730(f), то вполне возможно, что ведущее колесо разлетелось в щепки - на ряде машин оно было из дерева с обтяжкой железом. Несмотря на противопульную броню, танк превосходил ряд образцов немецких панцерваффе и потому использовался в количестве нескольких сотен штук.»


Таки это военные кони!

«Тут Семёнов тихо про себя улыбнулся, вспомнив, когда взводный говорил, что боец и младший командир на войне ничему удивляться не должен и все воспринимать обязан по - воински, мужественно. И подкрепил это свое высказывание старой историей - как во время войны в их полку тыловик-фельдфебель натурально свихнулся, когда вылез после пьянки из своей каптерки и увидел идущих мимо зеленых лошадей. Ну, то есть он не свихнулся сразу, а решил, что допился до чертиков и терять ему нечего, потому продолжил пьянку и вот после этого окончательно вышел из строя. А лошади те и впрямь были зелеными - их покрасили маскировки ради, тогда, в начале той войны на маскировке все свихнулись и маскировали все, что можно. Получалось зачастую глупо - вот к слову и лошади подохли. Не перенесли покраски. Оно и понятно - лошадки-то живые, не забор какой. Семёнову жаль было этих животин, погибших по чьему-то недомыслию, в этом он вполне кавалериста Уланова понимал.»

Прекрасно, рекомендую. И жду продолжение. Да, писатель слегка «подыгрывает» героям - но будни войны расписаны «на отлично»...
Tags: Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments