?

Log in

No account? Create an account
Red with green eyes

falcrum


Falcrum - изба-читальня

Отзывы о прочтённых мной книгах, дневники личных путешествий и размышлизмы


Previous Entry Share Next Entry
«Белое на белом», Константин Костин
Red with green eyes
falcrum
Хороший автор начал новый цикл - про мир, где как раз вершится технологическая революция в момент перехода от феодализма к капитализму. Там присутствует нечто вроде прообраза современной Германии - куча мелких королевств-княжеств, окружённая не сильно дружелюбными империями. Ну, и есть выбор: прогнуться под силу или пытаться отбиваться, но тогда нужен свой Бисмарк...

Если кто не в курсе, откуда взялось имя зловредной старухи из мультиков про крокодила Гену и Чебурашку:

«- Предлагаю... - аристократ Ксавье снял с головы цилиндр, - ...пойти... - щелчок и цилиндр сложился в лепешку, - ...в школу.
А, ну да, это новомодный складной цилиндр-шапокляк, с пружиной внутри. В 1853 году изобретен одним ренчийцем.»


Миры похожи - даже попы́ один-в-один:

«Каждый предмет одежды кардинала символизирует добродетель, которой его высокопреосвященство обладает. Или должен обладать.
Плоская черная шапочка с вышитыми тонкой золотой нитью семью Поучениями символизирует мудрость ее носителя. Темно-малиновая ряса, запахнутая и подпоясанная, означает, что ее носитель всегда готов поделиться одеждой с каждым нуждающимся, если конечно отменят закон о наказании за ношение несоответствующей сану одежде. Черный вязаный жилет с высоким воротом - символ бедности, или, по крайней мере, он был таким во времена первосвященников. Сейчас шерсть научились делать такой мягкой: На шее кардинала висит тяжелая цепь, символ смирения, который был бы более символичным, если бы цепь была не золотой, а хотя бы серебряной. На левой руке висят четки из ароматного красного дерева, означающие пост и молитву, на пальце правой руки надет стальной перстень, позволяющий исполнять древнюю клятву о том, что священники не будут выпускать из рук железное орудие. Подразумевались, конечно, инструменты и орудия труда, вроде мотыг и топоров, но эти древние поучения, они позволяют такие широкие толкования... Пояс, скрученный из белых шелковых нитей, означал чистоту помыслов и смирение похотливых желаний.
За кисточку именно этого пояса сейчас держалась стоявшая на коленях перед кардиналом молодая девушка. Золотистые непокрытые волосы рассыпались по плечам, светлые прозрачные глаза наполнены слезами.
- Ваше высокопреосвященство, я все сделала, что вы просили... Вы обещали... Вы обещали... Один только раз... Разрешите... Один только раз...
Кардинал вздохнул и погладил девушку по ангельски прекрасным волосам. Еще один грех на душу...
- Хорошо. Разрешаю. Но только один раз.
Слезы высохли, улыбка осветила юное лицо...
- Спасибо, спасибо!
Тонкие девичьи пальчики потянули за пояс...
Ох, кардинал, кардинал...»


Да и пресса неотличима:

«Редактором газеты "Герольд Бранда" был Вольдемар Мессер, низенький, сутулый, вечно подергивающийся, подпрыгивающий, подмигивающий и гримасничающий человечек. Человек, который, полное впечатление, ненавидел собственную страну.
Не все статьи - о, далеко не все - даже не в каждой газете, были наполнены ядом и желчью. Слово было оружием, и Мессер владел этим оружием не хуже, чем записной бретер - шпагой. Он мог написать заметку о постройке нового завода так, что у читателя складывалось полнейшее убеждение, что завод вовсе не построен, потому что деньги украдены, а если и построен, то не тот, не там и не так. Редактора несколько раз пытались избить, но этот человечек развивал в случае необходимости удивительную скорость. Ни в одной самой крошечной заметке он не приблизился к оскорблению короля или королевской власти, зато, пользуясь тем, что доброе имя страны не защищено законами, пользуясь каждым удобным случаем изливал потоки грязи на жителей Шнееланда. Если верить Вольдемару Мессеру, то шнееландцы отличались тупостью, трусостью, обжорством, ленью, жадностью и бессердечностью. И опять-таки, он никогда не говорил и не писал ничего подобного ПРЯМО, но тот, кто читал его статьи, часто сжимал кулаки в бессильной злобе, чувствуя себя оскорбленным.
"Как победит наша армия". Мессер не опустился до того, чтобы оскорбить смелость и боевой дух ветеранов той войны - тем более что многие из них были живы, здоровы и неплохо владели оружием - но всласть потоптался на солдатах нынешней армии. Его, Первого Маршала армии. Из статьи однозначно следовало, что нынешние солдаты ленивы, глупы, плохо обучены и вооружены. Впрямую не говорилось, но подразумевалось, что виной всему дуболомы-офицеры, медноголовые генералы и, как вершина хаоса и развала постигшего армию - смазливый красавчик на месте Первого Маршала. "Как победит наша армия?" - задавал вопрос Мессер и сам же на него отвечал "Никак".»


Хм, а у нас такие были?

«В углу пыхтел паровой автомат, подключенный к трубам отопления и варящий кофе, которое разливалось по прозрачным чашкам из дорогого ледяного хрусталя.»

Порадовало, и сильно - продолжение изучу непременно.


  • 1
Да, у нас ни шарфик, ни табакерку в музеях не выставляли!

А пистолет Каплан ?

  • 1